Хатынь: память, которая нас объединяет

22 марта 2018 года исполняется 75 лет со дня трагической гибели жителей Хатыни. О судьбе этой небольшой деревни на Логойщине написано немало. Кажется, мы знаем о случившемся практически все. Тем не менее, история той страшной трагедии дополняется новыми подробностями. О них рассказал директор Государственного мемориального комплекса «Хатынь» Артур Зельский в своей книги «Хатынь. Трагедия белорусских деревень», которая будет представлена накануне скорбного юбилея.

Автору удалось полностью восстановить хронологию того дня — 22 марта 1943 года, а также приоткрыть тайны создания мемориала. Он встретился со свидетелем трагедии Хатыни, который уже несколько лет отказывается общаться с журналистами.

В книге содержится немало открытий. Оказывается, судьбу Хатыни изначально можно назвать трагической. Ведь ее сжигали дотла не раз.

Как повествует автор, первое письменное упоминание о Хатыни датируется 1551 годом, когда король и великий князь Жигимонт Август даровал права на эти окрестные земли Василию Тышкевичу. Тогда это было большое село. По приблизительным подсчетам, здесь проживало около 200 человек. Войны середины XVII века сожгли Хатынь практически дотла еще тогда. Но деревня возродилась из пепла…

А еще в Хатыни была церковь. Причем удалось найти ее полное описание. Древнее кладбище, где стояла эта церковь, сохранилось до наших дней. И это несмотря на все перипетии ХХ века, на строительство мемориала.

«Мы привели кладбище в порядок, одновременно открыв для себя много интересного, — рассказывает Артур Залесский. — Некоторые захоронения можно датировать XVII веком. Один из авторов мемориального ансамбля «Хатынь» архитектор Юрий Градов выполнил проект памятного знака для кладбища. Это стилизованный крест Евфросинии Полоцкой — святой, признанной обеими христианскими конфессиями».

Хатынь: память, которая нас объединяет

Мемориальный комплекс «Хатынь» — памятник общей трагедии Беларуси в годы войны. Памятник всем нашим людям, вне зависимости от их национальности, вероисповедания.

В 2019 году мемориальному комплексу «Хатынь» исполняется 50 лет.

Сегодня мало уже кто помнит об истории создания этого мемориала. Архитектор Леонид Левин вспоминал: когда мемориал был возведен, он с коллегами-соавторами Юрием Градовым и Валентином Занковичем поехал в Москву, чтобы показать материалы, документы, фотографии тогдашнему министру культуры СССР Екатерине Фурцевой. Чиновница пришла в ярость. Говорят, что кричала, дескать, что вы сделали? Ей очень не понравился памятник, установленный в Хатыни, — изможденный старик с телом погибшего сына на руках, прообразом которого стал Иосиф Каминский. Она отдала приказ сровнять все с землей. Нашлось всего два человека, которые смогли сказать «нет»: Петр Машеров и Петр Демичев.

75-летняя годовщина трагедии белорусской деревни, как и предстоящий юбилей мемориального комплекса — повод обсудить значение тех событий для патриотического воспитания, нашего национального самосознания.

Этой теме был посвящен круглый стол, состоявшегося на днях в конференц-зале «СБ. Беларусь сегодня».

Его участники подтвердили, что в настоящее время в нашей стране многое делается для сохранения памяти жертв Великой Отечественной войны.

Как рассказывает Наталья Кириллова, координатор проекта Белорусского фонда мира в партнерстве с Национальным архивом Беларуси «Белорусские деревни, сожженные в годы Великой Отечественной войны», в 90-е годы мемориал «Хатынь» пережил настоящий мертвый сезон — поток посетителей резко сократился. В киосках возле комплекса продавали муку, крупу и водку.

В рамках выполняемых Белорусским фондом мира совместно с Национальным архивом Беларуси международных проектов «Повышение статуса спасшихся жителей сожженных белорусских деревень, 1941-1944 годы» и «Социальная поддержка людям, выжившим в сожженных белорусских деревнях 1941-1944 годов» создана и работает в интернете электронная база «Белорусские деревни, уничтоженные в годы Великой Отечественной войны. 1941-1944 годы». В электронной базе на сегодняшний день содержатся сведения о 9 093 сожженных нацистами белорусских деревнях.

Проводится работа с берлинской благотворительной организацией «KONTAKTE — КОНТАКТЫ», которая направляет выжившим жителям сожженных белорусских деревень письма, где просит прощения за преступления, совершенные войсками вермахта на белорусской земле. Эти письма и материальную помощь получили около 2 000 жителей сожженных белорусских деревень.

Для сохранения исторической памяти много было сделано белорусской архивной службой. Вышли сборники документов и материалов: «Хатынь. Трагедия и память», «Хатынский некрополь», посвященный кладбищу в Хатыни, «Хатынская Стена памяти», «Хатынь. Дерево жизни».

Хатынь: память, которая нас объединяет

Тем не менее появляются публикации, где все вывернуто наизнанку.

Раньше говорили так: немецко-фашистские оккупанты и их пособники уничтожали советских граждан. Сейчас начинается детализация: нет, это не немцы делали, это делали литовцы, латыши, украинцы, казаки, белорусы, татары… Целый интернационал. В результате смены терминологии и манипуляции некоторыми деталями вина нацистов как бы размывается, в политических целях тень преступлений бросается на целые народы.

Как отмечает кандидат исторических наук, доцент, декан факультета философии и социальных наук БГУ Вадим Гигин, если кто-то делает акцент на национальности убийц, то вольно или невольно выполняет программу нацистов, ставивших в том числе задачу разделить, рассорить народы.

Необходимо сохранить нашу память о Хатыни во имя будущих поколений, однако, политические спекуляции на данную тему недопустимы.

Белорусские историки предлагают сделать 22 марта днем памяти мирных людей, которые пострадали или погибли в годы Великой Отечественной войны на территории страны. Согласен с таким предложением и директор мемориала «Хатынь» Артур Зельский. Он считает, что это будет способствовать сохранению памяти о жертвах войны.


Сестры Хатыни в Бобруйском районе

На земле Хатыни создано единственное в мире «Кладбище деревень», на котором символически похоронены 185 белорусских населенных пунктов, сожженных карателями вместе с жителями, и не восстановленными в послевоенное время. Хотя этот список далеко не полный. Всего в годы войны в нашей стране были сожжены полностью или частично более 9 тысяч деревень.

Трагична и необычна судьба деревни Прудище Брожского сельсовета Бобруйского района, которая повторила судьбу Хатыни. В ноябре 1943 года в это небольшое лесное селение, где до войны проживало 90 человек, приехали каратели. Были подожжены дома и убиты 30 жителей деревни. Из 22-х домов остались только три.

Деревня Прудище: не забытая малая родина

В книге историко-документальной хроники «Память» Бобруйского района 1998 года издания размещены воспоминания бывшего жителя деревни Прудище Д. Тараховича, который рассказал об истории этого поселения и трагедии, которую пережили местные жители в годы войны. Интересный, познавательный рассказ обходил стороной лишь одну необычную деталь. Как оказалось, вплоть до середины 60-х прошлого века в деревне, внесенной в «хатынский список», продолжали жить люди. В их числе бобруйчанка Наталья Братцева (в девичестве Матвеенок), которая родилась в д. Прудище в 1962 году, о чем свидетельствует запись в паспорте. Она рассказывает, что уцелевшие в годы военного лихолетья местные жители вернулись на пепелище в родные места, пытались вновь отстроить деревню. Всего в послевоенной деревне было отстроено 12 домов (до войны было 38). Последняя семья покинула деревню только в 1965-м году.

Горели во время войны и другие деревни Бобруйского района. Среди них Макаровичи, Петровичи, Казаково, Каменка, Еловики, Околица и др. Всего на территории района уничтожено почти 1,5 тыс дворов, погибло без малого тысяча мирных жителей.

Алесь КРАСАВИН.


Вторая мировая война на сайте Бобруйск гуру: