Его книга летала в космос. Памяти Сола Шульмана

В Австралии на 82-м году жизни скончался писатель, режиссер, кинодраматург, путешественник Сол (Соломон) Шульман. Скорбную новость сообщил на страничке в «Фейсбуке» его сын Александр:

«С грустью уведомляю, что мой папа Соломон Шульман умер ночью 06/09/17. Он ушел мирно, без боли и страха. Будет частная служба в Мельбурне, и позже – гораздо более шумные поминки в Москве. Все, кто его любил, остановитесь на миг его вспомнить, или поднимите бокал за его следующее путешествие. Это бы его очень порадовало…»

Бобруйск, библиотека им. Пушкина, 10 августа 2010 года. Cол Шульман отвечает на вопросы. Фото Алеся Красавина.

Мое знакомство с Солом Шульманом состоялось 10 августа 2010 года в Бобруйске. Я был в качестве журналиста и фотографа на встрече с известным режиссером и писателем в городской библиотеке им. Пушкина. Сол Шульман представлял тогда свою последнюю книгу «Мать и сын». Читать далее «Его книга летала в космос. Памяти Сола Шульмана»

520 просмотров всего, сегодня нет просмотров

Бобруйщина отмечает 90-летие Алеся Адамовича

3 сентября будет отмечаться 90-летие со дня рождения Алеся Адамовича. По этому поводу на Бобруйщине планируется ряд интересных, содержательных мероприятий, посвященных творчеству писателя.

В субботу, 2 сентября, в 11.00 в поселке Глуша состоится районный праздник, посвященный 90-летию со дня рождения Алеся Адамовича.

В программе мероприятия:
— возложение цветов к могиле писателя;
— посещение книжной выставки «Алесь Адамович: правда жизни»;
— литературный праздник «Святло вялікіх мэт…».

В январе 2016 года открыт благотворительный счет по сбору денежных средств на изготовление проектно-сметной документации и на реконструкцию здания аптеки под музей. По состоянию на 29 августа текущего года, на счет поступило 11 811 рублей 45 копеек (118 млн. 114 тыс. 500 рублей).

Создан Наблюдательный совет

Для обеспечения целевого и эффективного использования безвозмездной (спонсорской) помощи, поступающей на благотворительный счет по сбору средств для изготовления проектно-сметной документации и на реконструкцию здания аптеки в пос. Глуша под музей Алеся Адамовича, распоряжением Бобруйского районного исполнительного комитета в июле нынешнего года создан Наблюдательный совет, — сообщает Бобруйская районная газета.

В его состав вошли представители местной исполнительной и распорядительной власти, директор учреждения «Государственный музей истории белорусской литературы», председатель ОО «Белорусское добровольное общество охраны памятников истории и культуры», председатель Совета Могилевского областного отделения общественного объединения «Союз писателей Беларуси», председатель ОО «Могилевский областной историко-патриотический клуб «ВИККРУ», представитель СМИ, дочь писателя.

Идея создать музей принадлежит друзьям и землякам писателя. Она была озвучена еще во время его похорон в 1994 году. В конце февраля 2016 года власти Бобруйского района открыли благотворительный счет для сбора средств на создание музея Алеся Адамовича на его малой родине – в деревне Глуша. На первом этапе стояла задача собрать сумму, необходимую на разработку проектно-сметной документации.

Финансово поддержала проект по созданию музея Алеся Адамовича Нобелевский лауреат Светлана Алексиевич. Она перечислила на расчетный счет специально созданный для сбора средства $5 тыс. в белорусских рублях.

Счет для сбора средств на реконструкцию здания бывшей аптеки под музей Алеся Адамовича открыт при отделе идеологической работы, культуры и по делам молодежи Бобруйского райисполкома:

р/с 3642129272326 в филиале 703 ОАО «АСБ Беларусбанк», код 760, г. Бобруйск, УНП 701226324. Назначение платежа (вписывать обязательно): «Для создания проектно-сметной документации и реконструкции здания в поселке Глуша под музей А.Адамовича».

РАНЕЕ НА САЙТЕ:

Люди, будьте бдительны…

204 просмотров всего, сегодня нет просмотров

Фима с Инвалидной улицы

Вот уже 7 лет нет с нами Эфраима Севелы… Известного бобруйского писателя вспоминает областная «Днепровская неделя».

Сегодня на улице Энгельса в Бобруйске.

Бобруйск таки кладезь талантов! И ни один шлимазл — как сказал бы коренной уроженец здешней Инвалидной улицы — с данным утверждением не осмелится спорить. Правда, уже много лет на бобруйской карте вы не найдете этого названия: Инвалидная переименована в Энгельса, а ее легендарных жителей давно нет на белом свете. Однако о них помнят и их любят: коммуниста Симху Кавалерчика, шустрого Берэлэ Маца, предприимчивого Нэяха Марголина…

Существовали ли они в реальности? Уверена, что да. По крайней мере, увековечивший их в цикле новелл «Легенды Инвалидной улицы» Эфраим Севела — известный во всем мире писатель, режиссер и сценарист — никогда в творчестве не очерчивал границ, где кончается вымысел и начинается его собственная жизнь. «Я люблю этот юмор, я люблю этих людей, — утверждал он. — Я не скажу, что в моих «Легендах» документально, что вымышлено. Отвечу на вопрос так: в «Легендах» все искренне…»

Мишпоха Драбкиных

Родился Эфраим, а точнее Ефим, в 1928 году в Бобруйске в мишпохе (семье) Драбкиных.

— Мой отец — кадровый офицер, коммунист, известный спорт­смен, тренер по классической борьбе. Спортсменка и мама — в беге на дистанции с барьерами. Сильная, властная, она была крута на руку, и мне частенько доставалось по заслугам, — вспоминал в разговоре с журналистами «Международной еврейской газеты» писатель.

А вот уже выдержка из «Легенд»: «На Инвалидной улице для каждого ребенка мама была — Бог. И моя для меня тоже…

Моя мама потом говорила (имеется в виду случай, когда Фима с другом Берэлэ попытались достать хлеб без очереди — прим.авт.), что это все из-за меня. Потому что я шлимазл и мне вечно не везет. Это ошибка природы, говорила мама, что я родился на Инвалидной улице, да еще в такой приличной семье…»

Смех смехом, ирония иронией, а отношения с матерью у Севелы, поговаривают, в действительности были непростыми. Возможно, потому что он был «незапланированным» ребенком. Когда юная Рахиль забеременела, трое ее родных братьев поймали Евеля Драбкина и доходчиво объяснили ему, что он обязан жениться.

Будучи уже известным, Эфраим Севела практически не появлялся в Бобруйске, разве что тайно. Опять-таки из-за матери. До сих пор местные шепотом рассказывают, что она покончила жизнь самоубийством, а писателю было крайне тяжело с этим смириться.

Чудеса бывают!

— До войны в Бобруйске на 100 тысяч населения приходилось 65 тысяч евреев. И евреи, и неевреи — все говорили на мамэ-лошн и одинаково картавили, – в одном интервью рассказывал герой материала.

Маловероятно, чтобы маленький Фима из-за этого или чего-то другого комплексовал. Он вообще был еще тем бесенком! Любил похулиганить и подраться. Никого не боялся, потому что был тренирован отцом — несостоявшимся артистом цирка.

Эта отчаянная смелость осталась с ним навсегда. Неспроста же, еще будучи несовершеннолетним, в военные годы он получил медаль «За отвагу». Его биография в тот период фантастична — не меньше. Вот как Эфраим Севела сам описывал то время:

— Война стремительно приближалась к Бобруйску. Мы с матерью и сестренкой (отец с первых минут на фронте) едва успели бежать. А ночью взрывная волна немецкой авиабомбы, разорвавшейся рядом с мчавшимся на восток поездом, смахнула меня с открытой товарной платформы под откос. И швырнула в самостоятельную жизнь — суровую, беспощадную. Двенадцатилетний подросток из благополучной еврейской семьи, я впервые остался один. Без родителей. Без учителей…

До 1943 года юный бобруйчанин бродяжничал, а затем стал «сыном полка» противотанковой артиллерии Ставки Главнокомандования. С войсками дошел аж до немецкого Ной-бранденбурга. В родные пенаты вернулся уверенным, что вся семья погибла, никого не осталось… Думал продать дом и на вырученные деньги жить дальше.

– Инвалидная улица сгорела почти вся. Ни домов, ни заборов. Только кирпичные фундаменты, поросшие травой, остатки обугленных бревен и сиротливые дымоходы русских печей, закопченных после пожара. И вы не поверите, потому что я не поверил своим глазам, наш дом стоял цел и невредим. И далее забор и большие ворота, на которых был написан тот же номер, что и до войны, и даже фамилия владельца. Моя фамилия. Вернее, не моя, а моих предков, — читаем в новелле «Все не как у людей» в «Легендах Инвалидной улицы». — А во дворе — мама, сестра и моя старенькая тетя Рива! Через три недели после моего возвращения открывается наша калитка и входит мой отец. В такой же солдатской форме, как и я, и с таким же вещевым мешком на плече. И он был удивлен точно так же, как и я, застав всю семью во дворе.Вы будете смеяться, но он, как и я, приехал продавать дом…

ЧИТАЙТЕ НА САЙТЕ:

Эфраим Севела. Последняя встреча

«Лопни, но держи фасон»

Дальнейшая жизнь Эфраима Севелы тоже складывалась далеко не рядовым образом. Он закончил отделение журналистики Белорусского государственного университета (учился, кстати, с Алесем Адамовичем), работал корреспондентом в Вильнюсе. Затем жил в Москве и писал сценарии к фильмам — помните, например, «Крепкий орешек» с Надеждой Румянцевой? Дальше — эмиграция.

— Дело было зимой 1971 года. Тогда евреев не выпускали из СССР в Израиль, и как-то собрались много «отказников» — моих друзей, которым здесь выдали «волчьи билеты», – и решили от отчаяния устроить акцию протеста: захватить не что-нибудь, а приемную Верховного Совета! Естественно, пригласив западных журналистов. В последний момент я, из чисто дружеской солидарности, пошел с ними. Хотя совсем не имел ну никакого желания уезжать: я был известным киносценаристом, мои фильмы выходили раз в год, была кооперативная квартира в центре Москвы, дача и т.д. Но раз мои друзья протестуют – я не могу быть в стороне. Этакий рыцарь благородный…

Так Эфраим Севела оказался за пределами Союза. «Остановка» — Париж, где богатейший человек Европы Эдмон Ротшильд, увлеченный рассказами бобруйчанина о своей малой белорусской родине, в «добровольно-принудительном порядке» попросил изложить его все на бумаге. В итоге за две недели были написаны «Легенды Инвалидной улицы», которые после публикации крупнейшим издательством США Doubladay стали мировым бестселлером. Только в Беларуси каким-то непонятным образом книгу, за исключением разве что земляков писателя, мало кто читал. Нужно исправлять. Сро-чно!

Следующее место действия – Израиль. Здесь Севела умудрился даже поучаствовать в вой­не Судного дня и подбить два танка. Закончилось многолетнее пребывание на земле обетованной тем, что писатель назвал ее «страной вооруженных дантистов» и отбыл в США. Правда, ненадолго.

— Жил повсюду, где было интересно и хорошо. За 18 лет скитаний объехал полмира, черпая сюжеты для будущих книг, сценариев, – комментировал свой космополитизм уроженец Бобруйска.

Зефир из Бобруйска

Последние годы писатель провел в российской столице, женившись там на архитекторе Зое Осиповой.

Незадолго до смерти Севелы с ним удалось пообщаться известному в Бобруйске человеку — продюсеру группы «Земля Королевы Мод» Валерию Алексееву.

— Я тихо, с волнением прошел в комнату, – делился с одним бобруйским изданием Валерий. — Севела встретил меня открытой улыбкой, глаза его блестели, даже слезились. «Валера, вы из Бобруйска, точно?» Писатель шутил… Я присел рядом с его кроватью и стал рассказывать, пытаясь побыстрее изложить все, о чем так долго заранее думал. Чтобы уложиться в 5 минут. Лихорадочно стал доставать из сумки сувениры, подготовленные для него. Это была статуэтка бобруйского керамиста, моего друга Олега Ткачева, созданная специально для писателя на мотив его книги «Мама», фотографии с кладбища, где похоронена мать писателя, и сегодняшней улицы Энгельса. Достал коробку бобруйского зефира… Последний его по-настоящему развеселил: «Весь мир знает, что у меня диабет, поэтому мне никто никогда еще не дарил зефир. Спасибо, Валера!» С этого момента наше общение стало совсем непринужденным, я и не заметил, как пролетел целый час…

От былой Инвалидной улицы мало что сохранилось. Нет уже больше и того самого еврейского мальчика Фимы. Но когда мы бродили с фотокором по бобруйской улице Энгельса — нет-нет, да и встречались всех оттенков, от бледно-желтого до медного, рыжие прохожие. Прямо как в «Легендах» Эфраима Севелы.

Подготовила Ольга Смолякова.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Севела. Сегодня

400 просмотров всего, сегодня нет просмотров

13 cлавных имен Бобруйщины

У Кургана Славы в Сычково, Бобруйский район. Фото Александра Чугуева.

Ровно полвека назад, в 1967 году, у деревни Сычково Бобруйского района был насыпан вели­чественный Курган Славы, в основание которого заложили капсулы с землей из 70 братских могил, расположенных на территории Бобруйского района. А в начале 2000-х годов рядом с Курганом Славы появились новые памятники — Ворота Славы и 13 памятных досок: 6 — в честь Героев Советского Союза, погибших при освобождении района, и 7 — в честь уроженцев Бобруйского района, удостоенных высшего в СССР звания за совершение подвига или выдающихся заслуг во время боевых действий. Сегодня мы расскажем о каж­дом Герое Советского Союза, чьи имена навечно запечатлены в славной истории Бобруйщины.

Николай Пинчук

Герой Советского Союза гвардии майор Николай Пинчук в родном колхозе. 1945 год.

В 1977 году в Минске вышла книга мемуаров «В воздухе — Яки», принадлежащая перу уроженца Бобруйского района, Героя Советского Союза, заслуженного военного летчика СССР полковника Николая Григорьевича Пинчука.

В этой книге автор воскресил яркие примеры беззаветного служения Родине, тепло и сердечно вспоминая о боевом товариществе и фронтовой дружбе советских летчиков-гвардейцев и французских пилотов из эскадрильи «Нормандия», преобразованной в ходе войны в полк «Нормандия-Неман». С апреля 1943 года и до конца войны эти полки почти постоянно располагались на одном аэродроме и крылом к крылу сражались против общего врага. Они прошли путь от Подмосковья до Кенигсберга.

Николай Григорьевич Пинчук родился 4 февраля 1921 года в деревне Буденовка ныне Бобруйского района в семье крестьянина. В 1940 году окончил 10 классов школы и Бобруйский аэроклуб. В том же 1940-м добровольцем пошел служить в Красную Армию. В 1940 году окончил 8-ю Одесскую, в 1941-м — Конотопскую, в 1942-м — Армавирскую военные авиационные школы пилотов.

Первый боевой вылет Николай Пинчук сделал в августе 1942 года.

В августе 1943-го под Ельней он совершил подвиг, протаранив вражеский самолет.

Всего в годы войны Николай Пинчук совершил 307 боевых вылетов, участ­вуя в 68 воздушных боях. Сбил 24 вражеских самолета — 22 лично и 2 в группе.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1945 года гвардии капитану Пинчуку Николаю Григорьевичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

После войны он продолжал службу в ВВС. В 1954 году с отличием окончил Военно-воздушную академию. Умер 12 января 1978 года. Похоронен на Восточном кладбище в Минске.

9 мая нынешнего года почетным гос­тем на праздничных торжествах в Сычково, посвященных Дню Победы, стала Лариса Холезина — дочь Николая Пинчука. Она пообщалась с руководством района, посетила районный историко-краеведческий музей. В руках у Ларисы Николаевны была книга воспоминаний отца «В воздухе — Яки», которую она привезла с собой.

Интересный факт: она родилась 19 апреля 1957 года, ровно спустя 12 лет, в тот день, когда ее отец был представлен к высокой государственной на­граде.

— Я очень благодарна руководству Бобруйского района за приглашение на торжества, посвященные Дню Победы. Это случилось впервые за долгие годы. Мне уже 60 лет, но не проходит и дня, чтобы я не вспоминала отца, — сказала дочь Героя Советского Союза.

(продолжение будет)

Алесь КРАСАВИН.

478 просмотров всего, сегодня нет просмотров

Берл Кацнельсон. Уроженец Бобруйска, стоявший у истоков государства Израиль

Среди тех, кто стоял у истоков государства Израиль, было немало уроженцев нашего города. Среди них — Берл-Янкев Кацнельсон, еврейский политик и журналист, писатель, руководитель и идеолог рабочего движения в сионизме, ближайший друг и соратник Давида Бен-Гуриона.

Берл Кацнельсон родился в Бобруйске в 1887 году в семье торговца и маскила Мойше Кацнельсона и Тейвл, дочери раввина Якова Немеца. Отец, сторонник просвещения и палестинофил, член движения «Ховевей Цион», оказал большое влияние на формирование взглядов Берла, из-за слабого здоровья занимавшегося в основном не в хедере, а дома с частными учителями. Такое образование позволило ему успешно выдержать экзамены по программе русской гимназии. Читать далее «Берл Кацнельсон. Уроженец Бобруйска, стоявший у истоков государства Израиль»

885 просмотров всего, сегодня нет просмотров

Памёр Мікола Аўрамчык

8 мая ў Мінску пасля цяжкай працяглай хваробы памёр Ганаровы грамадзянін Бабруйшчыны, найстарэйшы сябра Саюза беларускіх пісьменнікаў, паэт Мікола Якаўлевіч Аўрамчык. Яму было 97 гадоў.

Мікола Якаўлевіч Аўрамчык нарадзіўся 14 студзеня 1920 года ў Плёсах Бабруйскага раёна Магілёўскай вобласці ў сялянскай сям’і. Скончыў школы ў Плёсах і Цялушы. У 1938 годзе паступіў на філалагічны факультэт Мінскага педагагічнага інстытута, адначасова працаваў у рэдакцыі газеты «Піянер Беларусі», пазнаёміўся з Янкам Купалам, Кузьмой Чорным, Алесем Салаўём.

Падчас Вялікай Айчыннай вайны ўдзельнічаў у баях на Паўночна-Заходнім і Волхаўскім франтах. Пры акружэнні ў чэрвені 1942 года трапіў у палон да іспанцаў, пасля немцамі быў вывезены ў Рур на каменнавугальныя шахты. У красавіку 1945 года вызвалены англічанамі. Пасля вайны працаваў на аднаўленні Данбаса. Скончыў філалагічны факультэт БДУ (1949).

Працаваў у рэдакцыях газет «Чырвоная змена», «Літаратура і мастацтва», у часопісе «Полымя», у 1953—1980 — рэдактар аддзелу паэзіі часопіса «Маладосць». Член Саюза пісьменнікаў з 1947 года. Дэбютаваў вершамі ў 1937 г. у бабруйскай газеце «Камуніст».

Аўтар кніг паэзіі «Пярэдні край» (1949), «Шляхамі дружбы» (1952), «Ключы жураўліныя» (1960), «Сустрэча былых канагонаў» (1963), «Універсітэцкі гарадок» (1967), «Агледзіны» (1969), «Як на далоні» (1970), «Дрэва дружбы» (1973), «Вадовішча» (1976), «У падзямеллі» (раман, 1986), «Анкета: Выбранае» (1990), зборніка вершаў для дзяцей «Дружба» (1950). Выйшлі «Выбранае» (1976) і Выбраныя творы ў 2 т. (1980). Аўтар кнігі «Знаёмыя постаці» (2004), прысвечанай беларускім дзеячам. Разам з Н. Гілевічам аўтар «Сказу пра Лысую гару».

Пераклаў на беларускую мову паасобныя творы Дж. Байрана, А. Міцкевіча, Л. Украінкі, І. Франко, М. Джаліля, Г. Эміна, І. Куратава, С. Ясеніна, Я. Смялякова, зборнікі вершаў С. Міхалкова «А што ў вас?» (1950), В. Бычко «Тры сястры» (1953), паэму М. Нагнібеды «Васілёк» (1961) і іншае.

Мікола Якаўлевіч быў узнагароджаны ордэнамі «Знак Пашаны», Айчыннай вайны II ступені і медалямі. Лаўрэат Літаратурнай прэміі імя Янкі Купалы (1964) за зборнік «Сустрэча былых канагонаў».

Развітанне з Міколам Якаўлевічам адбудзецца 10 мая ў 10.30, у развітальнай залі Лечкамісіі (Мінск, вуліца Чырвонаармейская 10), — паведамляе прэс-служба Саюза беларускіх пісьменнікаў.

299 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Бобруйск в первые дни войны

Фрагмент из книги Абрама Крацера «Прошлое в настоящем».

Бобруйск, лето 1941 года. Дети. Снимок из фотоальбом унтер-офицера люфтваффе.

22 июня 1941 года в Бобруйске был теплый солнечный день. Таким и осталось для меня это время «до войны». С годами я все ясней ощущаю трагедию первых дней войны. Это и реальная возможность оказаться в плену у немцев, и тяжкая память о тех, кто не смог уйти из города и погиб. Читать далее «Бобруйск в первые дни войны»

501 просмотров всего, сегодня нет просмотров

Книга жизни

Зинатбану Валеева в юности.

Моросил холодный осенний дождь. За окнами центральной районной библиотеки, выходящими на улицу Крылова, редкие прохожие, прячась под зонтами, спешно шагали по своим делам.

— Нам недалеко, — сказала заместитель директора по работе с детьми Бобруйской районной библиотечной сети Галина Григорьевна Буткевич, и мы вышли из теплого уюта хранилища знаний в мокрый октябрь. На столе в ее кабинете остался лежать тяжелый коричневый том историко-документальной хроники нашего края — книга «Памяць. Бабруйскі раён». Изданная в 1998 году, эта книга и сегодня продолжает оставаться наиболее полным систематизированным историческим справочником Бобруйского района. Достаточно сказать, что благодаря этому уникальному изданию сотни жителей Бобруйщины впервые узнали о судьбе и местах захоронений своих отцов, дедов и прадедов, репрессированных, погибших на войне. И сейчас мы направлялись в гости к человеку, собравшему значительную часть материалов для этой книги…

Шел дождь. Быть может, такой же осенний дождь стучал по крыше 90 лет назад, 12 октября 1926 года, когда на свет в Бобруйске появилась красивая и необычная девочка. Ей дали имя Зинатбану, что в переводе с татарского означает «Госпожа в украшениях».

«Я не знаю, как сложится ваша судьба, но одно я знаю точно: только те из вас будут счастливы, кто станет искать и найдет возможность служить другим», — писал Альберт Швейцер, немецкий врач, один из гуманнейших людей XX века, самоотверженно спасавший жизни в то время, когда его соотечественники маршировали под нацистскими стягами. Эти слова могли бы стать эпиграфом к Книге жизни Зинатбану (хотя со второй половины ХХ века она чаще называла себя Зинаида) Ахметовны Валеевой.

З. А. Валеева дома с книгой «Память». Фото 3 октября 2016 года.

— Я очень хорошо помню свое детство, — рассказывает она. — Помню ясли на улице Пушкина, в которые меня водил папа… Судьбе было угодно создать мою жизнь так, чтобы я постоянно возвращалась в места моего детства и юности. Ведь долгие годы я каждый день ходила на работу в нашу библиотеку, которая тогда находилась в историческом особняке на улице Интернациональной… Как-то мы шли с папой (снова детские воспоминания — прим. автора) через сад-сквер у Свято-Николаевского собора. Я бежала впереди, а папа — за мной. Навстречу нам шли двое военных, высоких, в длинных шинелях. Я запела:

Раз, два, три!
Мы — большевики,
Мы буржуев не боимся,
Пойдем на штыки…

…Первое страшное испытание Зинатбану пережила в 12 лет. В 1938 году ее отца арестовали. Ахмет Мухаметович Валеев, участник революции 1917 года и герой гражданской войны, освобождавший Бобруйск от белополяков, выдержав все пытки в застенках НКВД, так и не подписал «признание», что являлся «врагом народа». Он был оправдан и вернулся домой. Больной, с вывернутыми пальцами. Но живой. Маленькая Зинатбану прижалась тогда к папочке и пообещала больше никогда его никуда одного не отпускать. С тех пор и до самых последних дней она была рядом с отцом. Он прожил почти 100 лет.

1982 год. Один из первых номеров Бобруйской районной газеты «Трыбуна працы» с заметкой З. А. Валеевой.

Еще страницы…

Всю свою жизнь Зинаида Ахметовна посвятила себя до остатка служению другим. Коммунистической идее, светлой мечте о добре и справедливости. Так говорит она. (Христианскому служению ближнему, хочется поправить мне, но кто мне дал на это право?) Более 30 лет она отдала библиотечному делу: была методистом, заведующей центральной библиотекой, директором централизованной библиотечный системы Бобруского района. Являлась председателем районного комитета профсоюза работников культуры с 1967 по 1984 год. Почти два десятка лет была ответственным секретарем Общества охраны памятников истории культуры. Работала внештатным инструктором райкома Коммунистической партии Белоруссии.

Поверьте, можно было бы долго перечислять заслуги Зинаиды Ахметовны и сведения ее трудовой биографии. На ее глазах, при ее непосредственном участии восстанавливалось послевоенное хозяйство, создавался Бобруйский район, росли новые поколения. И как можно рассказать в одной публикации о жизни такого человека! Для этого нужна целая книга, а не страничка районной газеты.

Одна из страниц мемуаров З. А. Валеевой.

Еще страницы…

Если по секрету: я уже видел рукопись этой книги. В свои 90 лет почти каждый день Зинаида Ахметовна садится за рабочий стол и записывает мелким почерком в тетрадь еще одну страничку воспоминаний о своей жизни, о людях, которые ее окружали. Восстановила свою родословную. А еще она частый гость нашей районной библиотеки. Ее можно услышать на заседаниях литературно-музыкального салона «Камертон» и клуба морально-правовых знаний для подростков «Узрост»…

З. А. Валеева. Фото у нее дома 3 октября 2016 года.

Наверное, кто-то скажет, что мир сегодня уже другой, сложный, непонятный для «советского» человека. Ну, чем она может поделиться с современными подростками? Что общего между Зинатбану Валеевой, начавшей трудовую деятельность в 14 лет, а в 16 лет севшей за руль грузовика, чтобы перевозить топливо для фронта, и нынешним 18-летним ловцом «покемонов»?

Трудно сказать. Но только снова вспоминаются слова Альберта Швейцера: «Идеал культурного человека есть не что иное, как идеал человека, который в любых условиях сохраняет подлинную человечность».

Алесь КРАСАВИН. Фото автора.

613 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Памятник Эфраиму Севеле в Бобруйске. Открытие (видео)

Жаркий вечер 30 июня. Прогуливаясь по городу, постоял перед закрытым полотном памятником Эфраиму Севеле на площадке у кинотеатра «Товарищ». Открытие памятника будет завтра, 1 июля, в день деноминации белорусского рубля. Хотя планировалось 29 июня, в День города.

Автор скульптуры – Иван Данильченко. Первоначально писателя и режиссера предлагалось изобразить стоящим рядом с видеокамерой, на которой сидит попугай — отсылка к фильму «Попугай, говорящий на идиш». Во втором варианте камеру заменили на развернутый свиток у ног, который держат два голубя. В окончательном варианте Эфраим Севела держит в руках свиток с цитатой из своего произведения, а рядом с ним – кинокамера.

Эфраим Севела — настоящее имя Ефим Драбкин — родился в Бобруйске 8 марта 1928 года. Автор произведений: «Легенды Инвалидной улицы», «Остановите самолет — я слезу», «Почему нет рая на Земле», «Зуб мудрости» и других. В годы Великой Отечественной был сыном полка противотанковой артиллерии резерва Ставки Верховного Главнокомандования, дошел до Германии, награжден медалью «За отвагу». После войны, окончив журфак БГУ, работал журналистом в Литве. Жил в Израиле, Америке, России. Умер в 2010 году, похоронен в Москве.

Как сообщает Бобруйский курьер, на торжественное открытие памятника пришло и даже съехалось немало бобруйчан, настоящих и бывших (если таковые бывают). В том числе, и те, благодаря которым память нашего знаменитого во всем мире земляка на родной земле оказалась увековечена. Среди них – Геннадий Рабкин, который является одним из меценатов проекта. Более 20-ти лет он живет в США, однако с теплотой вспоминает город детства и родную школу № 19, в которой когда-то учился. Идея эта пришла в голову ему и двум его одноклассникам – известному бобруйскому предпринимателю Александру Преснецову и еще одному американцу Феликсу Цупруну. Все трое являются спонсорами этого проекта, а Преснецов – еще и движущей силой.

Фото Александра Чугуева, Вечерний Бобруйск.

20 августа 2010 года, в день смерти писателя, я прошел по улице, где он рос. По Инвалидной улице, ныне улице Энгельса. По улице Севелы. Эта улица находится в старом Бобруйске. Она не очень длинная, но сложная: кривая, бесформенная. Заброшенные дома соседствует здесь с дорогими трехэтажными особняками, а хороший асфальт через три дома сменяется брусчаткой, уложенной еще до революции. Улица начинается с развилки и заканчивается тупиком. И тем не менее, именно эта улица сделала Севелу бессмертным.

Здесь был Севела

29.39 КБ

8,814 просмотров всего, сегодня нет просмотров