СЛЕДЫ УДИВИТЕЛЬНОЙ РОЩИ

12 НОЯБРЯ

— Иванова, зайди ко мне, — хрипло продрожал динамик громкой связи, установленный в тюремном коридоре.
— Иванова, к начальнице! — повторно кричит дежурная отделения.
Слышится лязг открывающейся двери, Иванова выходит, тихо закрывает дверь за собой, щелкает замок. Не спеша, идет по коридору, мимо дверей камер, к выходу.

— Войдите, — слышится разрешение после несмелого троекратного постукивания в дверь.
Иванова входит.
— Вот что, Иванова, — будничным голосом, без приветствия, блуждая взглядом по разбросанным на столе бумагам, начинает начальница, — Сегодня у нас пополнение. Трое пришли по статьям о разбойном нападении. Две — по кражам. Но меня интересует последняя… Вот ее дело… — полковник взяла в руки серую папку N. — Восемнадцать лет… На момент совершения преступления прошло четыре дня после наступления совершеннолетия осужденной… Родилась в деревне… Из многодетной семьи… Отец инвалид, ликвидатор аварии 1986 года в Чернобыле… Поступила в прошлом году учиться в кулинарное училище города М… Жила в общежитии, в комнате еще было три девочки… Родила ребенка одна, в общем туалете, и выбросила его в форточку… Все девять месяцев каким-то образом скрывала свою беременность… от родителей, от преподователей, от подруг по комнате… Экспертиза показала, ребенок родился живым, но сканчался в результате падения с четвертого этажа общежития… Учитывая положтельные характеристики, чисточердечное раскаяние, суд назначил N. пять лет лишения свободы… Я хочу, чтобы ты не спускала с нее глаз, Иванова… Меня она тревожит…
— Хорошо. Можно идти?
— Да.

СЛЕДЫ УДИВИТЕЛЬНОЙ РОЩИ

СЛЕДЫ УДИВИТЕЛЬНОЙ РОЩИ

ДНЕВНИК N.

Сегодня ночью мороз накрыл тонкой замысловато узорчатой ледяной скатертью мох Удивительной рощи. Серебряные нити разрываются с легким хрустом, мох проваливается, к земле-матушке прилепляется. Замерло древнее болото, ветер затаил дыхание в ветвях кривоногих берез и угрюмых, облезлых елей. Только следы дышат здесь и сейчас, в это утро.

Он идет.
Кто он?
Кто?
Я слышу только его голос:

О люди!
Если бы вы были легки!
Если бы вы были светлы!
Если бы вы были мудры!
Если бы вы были просты!
О люди, вы бы увидели, успели увидеть по слову на каждой из моих подков.
Четыре слова.

Но подковы мои теплы. Но зима еще только подступается к Удивительной роще. И слова мои тают, придавленные копытами.

СЛЕДЫ УДИВИТЕЛЬНОЙ РОЩИ

Сказочный день

Сказочный день

В парке с дочкой.

Идем по дорожке:
— Папа, я тебе сейчас что-то скажу.
— Давай.
— Нет! Лучше я тебе что-то покажу.
— Хорошо.
— Вон, видишь — на скамейке сидит?
— Вижу. Бабушка сидит.
— Это Баба Яга, она пришла из леса.
— Нет, Оля, Баба Яга из леса никуда не выходит. Это просто бабушка. Цыганка.
— Ну, откуда ты знаешь!? Ты же не читал мне сказку!..
— …А как же она сюда попала? На ступе прилетела?
— Не знаю… Мне страшно!
— Давай ко мне на ручки.
— Нет, я уже большая. Мне будет скоро четыре года. Забыл? Ты только громко не разговаривай, а то она услышит нас с тобой…
— Я совсем тихо с тобой разговариваю. Пошли, сядем на скамью.
— На какую?
— Да вот на эту, давай, сядем, напротив Бабы Яги, и будем на нее смотреть. Интересно, что она будет делать?..

Дальше – страшнее

Сказочный день