Андрей Баболя. Бобруйский след «апостола Полесья»

костел,история,беларусь

В бобруйском костеле Непорочного Зачатия Девы Марии есть статуя мученика Андрея Баболи. Большинство прихожан знает об этом, но хотелось бы, чтобы все жители Бобруйска помнили, что в нашем городе жил когда-то этот святой. Думаю, в будущем его имя будет увековечено либо в памятной табличке, либо в названии сквера или еще каким-нибудь способом. Читать далее «Андрей Баболя. Бобруйский след «апостола Полесья»»

Более миллиона человек заболели коронавирусом

Более миллиона человек заболели коронавирусом

Число случаев заражения коронавирусной инфекцией в мире превысило один миллион человек.

Счетчик Worldometr (статистика в реальном времени) по состоянию на 23:03 GMT показывал цифру 1 012 888 человек. И них 52 950 человек скончались от коронавируса, выздоровели 212 015 человека. Читать далее «Более миллиона человек заболели коронавирусом»

О военном детстве и послевоенной молодости

Герой Социалистического труда Александрина Григорьевна Сакун — одна из самых известных людей Бобруйщины. Родилась 30 апреля («по паспорту» 15 апреля) 1932 года в деревне Заболотье (Бобруйский район, Телушский поселковый совет), живет здесь же. Работая с 1950 года дояркой местного колхоза «Победа», достигла широкого признания и уважения за добросовестный труд. Избиралась депутатом Верховного Совета БССР (1961-1966 г.г.). Награждена медалью «За доблестный труд», серебряной медалью ВДНХ СССР. Звания Героя Социалистического Труда удостоена в 1958 году.

О военном детстве и послевоенной молодости
Герой Социалистического труда Александрина Сакун, 1958 год.

О военном детстве

Детства у меня не было. Одни лишения. Мать меня воспитывала одна. Помню, все время хотелось есть. Мама меня брала на жатву. Все идут на обед — и мы тоже, а есть нечего. Полежим на меже, отдохнем — и снова за работу. Так что и в мирное время недоедали, а когда в деревню пришли фашисты, то и подавно. В первый же день зарезали нашу коровку, потом кур и уток. Хату заняли итальянские военные, а нас «уплотнили»: ютились по нескольку семей в одном доме. Клопы, блохи, вши… Правда, один из итальянцев тихонько сказал матери, чтобы посылала меня к ним — он будет давать еду. Рассказывал, что у него самого четверо детей и воевать он не хочет, но приходится, иначе его расстреляют. Он предупреждал нас, когда будут облавы, мы тогда прятались. Читать далее «О военном детстве и послевоенной молодости»