Мария Лещун: «Завещаю вам помнить ужасы войны»

Мария Станиславовна Лещун (в девичестве Станкевич) родилась 11 января 1927 года в деревне Боярщина Бобруйского района. Сегодня она осталась единственной из ветеранов нашего края, имеющих статус «освободитель Бобруйска».

Мария Лещун: «Завещаю вам помнить ужасы войны»
Мария Станиславовна Лещун.

Когда началась война, тринадцатилетняя Мария училась в пятом классе. В ее семье было семеро детей.

— Осознание, что детство закончилось, пришло, когда через нашу Боярщину потянулись раненые, изможденные советские солдаты, — вспоминает она. — Сельчане сочувствовали им, делились последним куском хлеба.

Одна из сестер Марии, профессиональный повар, ушла в партизаны, а Мария и ее старшая сестра стали связными. Они передавали записки с необходимыми народным мстителям сведениями другим связным, которые, в свою очередь, доставляли их в партизанский отряд. Мария Станиславовна собирала информацию в поселке Глуша, где базировались немецкие части. На хрупкую девчушку никто не обращал внимания, к тому же, она знала многих учителей и работников стеклозавода, которые делились с ней нужными сведениями. Знала лично и Алеся Адамовича. Мать будущего писателя работала в аптеке, а его родной брат Евгений был в одном партизанском отряде с братом Марии.

Как и многие другие семьи, Станкевичи скрывались в лесу. Фашисты все больше лютовали, не в силах совладать с мощью партизанского движения в Беларуси. В Старых Дорогах фашисты схватили и расстреляли одну из сестер Марии. Вскоре ее саму также выследили, схватили и посадили в подвал. Через время, как вспоминает ветеран, перевезли в Бобруйск в какую-­то башню. Мария Станиславовна говорит, что сколько раз ни была в городе, не может узнать то самое место, где ей довелось пережить допросы фашистов.

Вспоминает, как однажды совершенно неожиданно на допросе немецкий офицер, выпроводив конвоира, намазал кусок хлеба маслом и на чистом русском языке сказал: «Ешь и помни: на допросах говори только то, что говорила раньше и ничего больше. Будут отправлять в Германию, соглашайся, иначе расстреляют, а так еще есть шанс выжить». Женщина и сегодня с теплотой вспоминает этого человека, который не был по своей сути фашистом и спас ей жизнь. Она на доп­росах стала держаться более уверенно.

Ее ждала отправка в Германию, но смириться с этой участью не могла, по­этому приняла решение бежать по дороге из Бобруйска в Осиповичи.

— В нашем вагоне немецкого конвоя не было, — вспоминает Мария Станиславовна. — Двери вагона проволокой закрутили, закрыв нас внутри. Но мужчины и парни как-то умудрились от этой проволоки на дверях избавиться. И, благодаря туману, не доезжая до станции Осиповичи, мы совершили побег…

Восемнадцать человек спрыгнули с поезда на ходу. Фашисты открыли по беглецам огонь. Мария чудом осталась жива. Стояли сильные морозы. Семь суток, часто сбиваясь с дороги, без еды и питья, добирались Мария и ее попутчики до Бояровщины. В результате получили множественные обморожения. После случившегося девушка долго болела, но когда немного окрепла, вновь начала работать на партизан.

— Словами не передать радость, которую пережили мы, узнав о Победе. Но праздник этот со слезами на глазах, — говорит Мария Станиславовна. — Завещаю вам помнить ужасы войны и делать все, чтобы она не повторилась.

…После войны наша героиня вышла замуж, родила троих детей. К сожалению, двоих сыновей уже нет в живых. Много лет Мария Станиславовна проработала в колхозе, вела активную общественную жизнь, занималась домашним хозяйством. Такими же трудолюбивыми воспитывала Мария Станиславовна своих детей и внуков.

Алесь КРАСАВИН. Фото автора.

Мария Лещун: «Завещаю вам помнить ужасы войны»: 1 комментарий

  1. Наверное, это было последнее фото Марии Станиславовны…

    22 августа на 93-м году жизни перестало биться сердце замечательного человека, ветерана Великой Отечественной войны, жительницы деревни Глуша Марии Станиславовны Лещун.

    Она была последним из живущих в Бобруйском районе и в области ветеранов, имеющих статус «освободитель Бобруйска».

    Похоронили ветерана на кладбище в Глуше. Там же, где Алеся Адамовича и его мать, с которыми Мария Станкевич-Лещун была знакома.

    Вечная память!

Обсуждение закрыто.