Тамплиеры и Русь

В конце 70-х – 80-х гг. ХХ в. в Москве имела хождение увлекательная самиздатовская рукопись без названия, в которой неизвестный автор рассказывал о том какими мерзавцами были средневековые рыцари духовно-рыцарского ордена Тамплиеров и какими хорошими смелыми и благородными – Филипп Красивый вместе с римским папой Климентом V. Если верить автору, то король и папа “грудью закрыли сатанинскую амбразуру” в начале XIV в. В числе прочих полезных сведений о “мерзавцах”, автор очень обстоятельно описал символику тамплиеров. Однако, на самом деле, именно тамплиеры оказали огромное влияние на становление Московского княжества.

Тамплиеры и Русь

I.

Великое Княжество Московское практически возникло словно на пустом месте. На глазах одного поколения людей, с 1307 по 1340 гг., Москва из захудалого удела превращается в Великое Княжество! А с 1325 г. становится столицей Русской Православной церкви, местом постоянного пребывания митрополита всея Руси. Известно, что архитекторами “Московского чуда” были два человека: митрополит всея Руси Петр и князь Иоанн Данилович Калита.

У Иоанна Даниловича был старший брат Георгий (Юрий) Данилович, который первым занял великокняжеский стол, не имея на то никаких наследственных прав. Георгий и Иоанн были сыновьями четвертого сына великого князя всея Руси Александра Ярославича Невского, еще при жизни признанного святым. До Даниила Александровича, так же канонизированного Русской Православной Церковью, Москва вообще не была княжеством и своих князей не имела.

Первое летописное упоминание о Москве – 1147 г. Тогда в Москве Юрий (Георгий) Владимирович Долгие Руки соединился с войсками Святослава Ольговича Черниговского для совместного похода на Киев и по случаю встречи с союзником устроил буйный пир. От этой даты официальные историки и начинают отсчет Московского времени.

По состоянию на 1147 г. Москва уже существует как центр, ресурсы которого допускают возможность сосредоточения и обеспечения значительных контингентов феодально-рыцарских ополчений двух князей! Но по данным В.Н. Татищева, которые он подчерпнул из “Раскольнического летописца”, Москва существовала уже в 880 г. В ней делал остановку Вещий Олег на пути к Киеву. Само слово Москва обычно никак не переводят на современный русский язык, однако в латыни есть слово – mosqa – означающее “мужской союз”, объединение, братство… монастырь.

Москва, как Рим, Константинополь и Иерусалим стоит на семи холмах. Выделим из них: Боровицкий – северный, Кремлевский – место где совершают кремацию (трупосожжение), Красный – толстый и Крутицкий – место где распинают на крестах. Так что выходит, начало Москвы уходит в глубину веков, ко времени, когда распятие на кресте было одним из основных видов казни. Значит, она могла существовать во времена Римской империи и входить в ее состав; и если судить по Крутицам, Москва была в области римской юрисдикции! Однако, явная древность не объясняет причин стремительного взлета Москвы.

Неизвестный автор “Повести об основании Москвы и убиении Данилы Суздальского”, начинает свое произведение словами:

“И почему было Москве царством быть, и хто то знал, что Москве государством слыть?”

И далее автор рассказывает об убийстве “суждальского” князя Данилы Александровича двумя любовниками его жены Улиты, боярами Кучковичами, основании на месте убийства мужского монастыря Богородицы, и что от этого монастыря пошел “славный богохранимый град” Москва. Реально Свято-Даниловский Монастырь основан в 1282 г., а Даниил Александрович Московский умер своей смертью в 1303 г. Жену его – по Московскому летописцу – звали не Улита, а Мария, и была она дочерью Морейского князя. Морея же была герцогством, одним из последних государств крестоносцев, основанных участниками Четвертого Крестового Похода. Даниил, в отличие от многих современников, жены своей никогда не переживал, был женат только один раз, жил со своей Марьей Моревной – Заморской Царевной душа в душу и прижил четырех сыновей.

На первый взгляд “Повесть об основании Москвы” – досужая выдумка. Но какие-то события с участием Даниила Московского, связанные с основанием мужского монастыря Богородицы, действительно имели место в 1282 г. В том году московскому князю исполнилось 20 лет – в этом возрасте во всей Европе молодых мужчин благородного происхождения посвящали в рыцари. В Средние Века не только в Европе, но на Мусульманском Востоке, в Монголии, в Индии, в Китае и Японии, существовали закрытые организации, имевшие свои особые обряды посвящения.

Одной из разновидностей таких закрытых организаций были Тамплиеры, которые в течении XII в. быстро расползлись по всей Христианской Европе от Норвегии до Испании и стали проникать за ее пределы. Патриарх Иерусалимский сделал тамплиеров Хранителями Святого Гроба Господня и передал на хранение бедным братьям ключи от церкви Воскресения Христова. Римский папа, патриархи Константинополя и Иерусалима обязали всех монархов доверить тамплиерам контроль за чистотой и содержанием золота и серебра в монетах. Следовательно, это был единственный экстерриториальный орден, признаваемый во всем христианском мире!

Орден тамплиеров был основан в 1118 г. девятью рыцарями, вернувшимися из Первого крестового похода. Первый его магистр – аббат Бернар Кирвоский был канонизирован еще при жизни. Единственный случай за всю историю церкви! К моменту разгрома орден насчитывал 15 тысяч рыцарей и 45 тыс. оруженосцев, не считая третьего сословия, ремесленников и крестьян! Более 100 тыс. тамплиеров были рассеяны по всей средневековой Европе. Во Франции земельные угодья ордена в десятки раз превышали владения Филиппа IV. Тамплиерам принадлежали целые королевства и герцогства в Германии, Португалии, Испании, Греции, Англии. И, конечно, в Палестине. Сотни судов храмовников перевозили пилигримов на Святую землю. Ордену принадлежали и богатейшие соляные промыслы на побережье Бискайского залива.

Тамплиеры чеканили золотую и серебряную монету, откупив монополию у королей. До них в Европе был принят натуральный обмен. Менялы ордена считаются родоначальниками банковского дела. Особенно котировался парижский дукат – 1,22 грамма серебра 416-й пробы. Таких со времен правления короля Филиппа II Августа (1180 – 1223) разошлось в Европе несметное количество.

Рыцари-монахи оправдали оказанное им высокое доверие. Контроль за звонкой монетой настолько понравился Братству Соломонова Храма, что менее чем через полгода после своего основания тамплиеры занялись банковским делом и настолько успешно, что потеснили на этом поприще евреев-ростовщиков и ломбардских банкиров. Именно тамплиеры разработали в середине средних веков всю систему бухгалтерии, сохранившуюся почти без изменений до нашего времени. Они же придумали банковские чеки, платежные поручительства и векселя. Без отрыва от основного занятия защиты гроба Господня, братство освоило медицину, кузнечное дело – не только обработку, но и добычу металлов, алхимию и многое другое.

Орденские комтурства, или консистории, – “Templ stown”, были одновременно военными организациями, кредитными банками, госпиталями (бесплатными больницами), центрами кузнечного производства и торговли. К дарениям и пожалованиям богатеющие монахи-воины прикупали еще землю и воду, так что богатства Ордена росли со сказочной быстротой и уже в конце XII в. перестали зависеть от военных успехов и неудач. В отличие от воинов-мирян, тамплиеры не выкупали и не обменивали своих собратий, попавших в плен, поэтому храмовники живыми в плен не сдавались. Только на одном этом достигалась огромная экономия денежных средств. Крепостных и обслуживающую братию Орден приобретал многими способами, прежде всего, – выкупал невольников-единоверцев у поганых (неверных мусульман), предоставлял убежище беглым и льготы для переселенцев, выкупал должников. Умело используя дотации: дарения и пожалования, хозрасчетную деятельность, торговлю и благотворительность Тамплиеры процветали, несмотря на то, что дела в Святой Земле шли всё хуже и хуже.

В 1187 г. под ударами мусульман пал Иерусалим. Отвоевать его так и не удалось. Через 104 года, 18 мая 1291 г., после длительной осады и ожесточенного штурма мусульмане захватили сильнейшую крепость крестоносцев Аккон; несколько недель спустя последние крестоносцы покинули Святую Землю. Однако, столетия крестовой эпопеи, кое-чему научили Египетских султанов, и вообще мусульманский мир. Иерусалимская патриархия не была упразднена, а христианским пилигримам-паломникам был открыт доступ в Святые Места. Причем мусульманские владыки брали паломников под свою защиту. Это решение оказалось судьбоносным: разрешение доступа в Божий Град, и отказ от осквернения христианских святынь навсегда устранили необходимость в их освобождении из рук неверных. Беженцы из последних оплотов крестоносцев рассеялись не только по христианской Европе: некоторые нашли приют в Золотой Орде.

II.

А накануне исследуемых здесь событий в 1257 г. состоялся Желтый Крестовый Поход под предводительством внука Чингиз-Хана Хулагу. В составе монгольского воинства, отправившегося разгромить Багдадский Халифат, а заодно взять Иерусалим и Освободить Гроб Господень, был Ногай, двоюродный брат Золотоордынского хана Берке, в 1262 г. женившийся на дочери Михаила Палеолога Евфросинье. Когда Монголькое войско вошло в Палестину, христианская знать и Духовно-Рыцарские ордена разделились. Одна часть во главе с Боэмондом V Антиохийским и Тевтонским Орденом встретила монголов как союзников и освободителей и примкнула к ним. Другие, прежде всего Тамплиеры и Госпитальеры, начали как могли вредить им – засыпали колодцы, не продавали продовольствия, нападали на мелкие отряды, давали проводников, которые заводили монгольские отряды в безводные места и бросали их там на верную гибель. Эта непонятная деятельность Тамплиеров и Иоаннитов более чем странна, сам Людовик Святой отправлял одно за другим посольство монголам, чтобы согласовать с ними военные действия, считал их своими союзниками…

В самый разгар боев, произошел один замечательный случай. Хан Хулагу, был вынужден оставить войска и срочно выехать в Карокорум, столицу Монгольской империи. За себя он оставил Кит Буку, нойона, которому поручил руководство своими войсками и союзниками. Накануне Битвы при Холмсе, Ногай с 20 000 контингентом войск ночью уходит, бросая основную армию на произвол судьбы. Его войска совершают беспримерный переход, выгоняют из Константинополя последнего императора Латинской Империи Балдуина V, а Михаила Палеолога возводят на трон святого Константина. В 1262 г. войско Ногая возвращается в столицу Золотой Орды Сарай-Бату, где, Ногай пышно отмечает свадьбу с дочерью императора Восточно-Римской Империи. На торжествах по этому поводу присутствуют: Александр Невский, митрополит всея Руси Кирилл, магистры Тевтонского и Ливонского Духовно-Рыцарских Орденов и… Magistrum Tempelarum. Отпраздновав Ногаеву свадьбу, вся эта компания отправляется во Владимир, где пирует, по поводу рождения и крестин четвертого сына Александра Невского – Даниила, крестным отцом которого становится митрополит Кирилл. Проходит год. 15 ноября 1263 г. Александр Невский умирает, годовалый Даниил – мало того, что четвертый сын, так к тому же еще – “аще князь осиротеет”, т.е. сын вдовы. Русская Православная Церковь сразу же берет его под свою защиту.

До того как Даниил Александрович получил Москву, она княжеским городом никогда не была. Правда, в 1245 г. в ней оказался младший сын отца Александра Невского Михаил, прозванный Хоробритом, который в том же году выгнал своего дядю Святослава Всеволодовича из Владимира и вторгся в Литовские пределы, где и сложил буйну голову…

Когда же Москва стала центром княжества, она, до самого переноса в нее митрополичьего стола, не имела своего епископа, но в то же время не входила в состав какой-либо епархии. Так было потому, что Москва была городом Богородицы. Такой статус Москве и ее окрестностям в 1155 г. дал Андрей Боголюбский, когда возвращался из Киева с иконой Богородицы, написанной Евангелистом Лукой на доске стола, за которым Иисус Христос сидел во время Тайной Вечери. По преданию, Андрей Боголюбский, по пути во Владимир, заночевал в Москве. Во сне к нему явилась Богородица с младенцем Иисусом и велела отдать ей этот город, что святой князь, проснувшись, сразу же и исполнил, передав Москву не Церкви, а Богородице! Что это означало, нетрудно догадаться. Первый монастырь Богородицы в Москве основал Даниил Александрович в 1282 г. Что же это были за слуги Богородицы, которые могли вооруженной рукой прикрывать стольный град Владимир с Киевского направления?

Тамплиеры, больше некому. Русская Православная Церковь, в отличие, от Константинопольской, была хозрасчетной организацией, как Римская Церковь, а не бюджетной. Поэтому русские епископы, как и их Западноевропейские коллеги, владели городами, зависимыми людьми и имели собственные вооруженные силы. Применительно к доромановской средневековой Руси можно сказать, что Русская Православная Церковь не была государством в государстве, в то же время не была покорной служанкой государства, а представляла из себя независимую параллельную государственную структуру, взаимодействующую со светской властью. Монголо-Татарское завоевание ни в коей мере не отразилось на положении Русской Православной Церкви: все Золотоордынские Ханы, начиная с Батыя, вручали русским митрополитам тарханные грамоты, гарантирующие экстерриториальность церкви, неприкосновенность ее имущества и неподсудность ее людей – всех, кто составлял клир и притч, а также тех, кто находился под защитой и покровительством церкви!

1263 г. – год смерти Александра Невского, становится переломным в истории России и Русской Православной церкви. Последняя впервые получает полностью под свою защиту и покровительство венценосного младенца, потомка самого Александра Невского, про которого магистр Ливонского Духовно-Рыцарского Ордена Андрей фон Вельвин сказал:

“Несть равных ему во всем свете!”

А летопись сообщала, что слава Александра гремела от “моря Студеного до Аравийских гор и самого Югипта”. Н. М. Карамзин писал о нем, что благородные люди из Германии, Франции, Англии, Шотландии, Кастилии и “особливо” из Пруссии считали большой честью служить ему и что потомки их поныне служат Государству Российскому на “высших должностях”…

“Окна в Европу” ещё нет, а об Александре Ярославиче весь христианский мир знает и отправляет четвертых сыновей знати служить ему! К этому необходимо добавить: дед Даниила, Ярослав Всеволодович, был личностью незаурядной. В 1246 г. на великом курулунтае в Карокоруруме (букв. перевод – “тележный Рим”), столице Монгольской Империи, был полномочным представителем Батыя, состоял в переписке с римским Папой Адрианом IV и императором Священной Римской империи Фридрихом II Гогенштауфеном. Вкратце заметим, что и грозный завоеватель Руси, прошедший сквозь всю Европу, Батый Джучиевич тоже был сыном вдовы! А поскольку его отец, старший сын Чингиз-Хана, умер, не успев короноваться, Батый автоматически терял право на высшую власть в империи. Зная об этом суровом законе, не удивительно, что Плано Карпини – легат Римского Папы (посол) встретил в ставке Батыя тамплиеров. Одного из них автор называет по имени – Гийом (русск. Илья).

До Даниила – осиротевшего князя – Москва была одним из комтурств тамплиеров, городом-убежищем. До совершеннолетия Даниил был под защитой тамплиеров и церкви. По состоянию на 1263 г., единственной силой, поддерживающей какую-то общность Руси, была Русская Православная Церковь. и воспитание Даниил получил строго орденское и церковное. Поэтому, отмечая свое двадцатилетие, четвертый сын Невского, основывает монастырь, на месте закладки которого проходит мистерию ритуального обряда посвящения, а не крепость или город. Правление Даниила с 1282 г. до самой его смерти в 1303 г., на первый взгляд, ничем не выделялось, но произошло несколько выдающихся событий. Первое – захватил в плен Рязанского Князя и держал его в “погребе” – подвале-застенке, откуда тот не вышел до самой смерти. Второе – взял штурмом Коломну, сильно укрепленный по тем временам город, северный фортпост Великого Рязанского Княжества и включил его в состав своих владений. Третье – получил в наследство от Иоанна Переяславского его княжество – в обход интересов и права Великого Князя.

Даниил оставил четырех сыновей: Георгия, Иоанна, Афанасия и Федора. Георгий и Иоанн, сразу же после смерти родителя развили бурную деятельность, завершившуюся превращением Москвы в общерусскую столицу. Из летописей известно, что с 1305 по 1314 гг. включительно произошел массовый приезд в Москву служилых людей – титулованной и не титулованной военной знати. Эти рыцари – “на коне в доспесе полном” приезжали с трех направлений: из Орды, из Литвы и “от немец”. Даниловичи совершенно неожиданно получают избыточные людские ресурсы, материальные и финансовые средства, надежно обеспечивающие успешность их наступательной деятельности, итоги которой по состоянию на 30 марта 1341 г. – время смерти Иоанна Калиты составили 96 городов и укрепленных поселений, не считая сел и деревень…

III.

Вот теперь самое время вспомнить о самиздатовской рукописи, про которую шла речь в начале статьи… Процесс Тамплиеров, продолжавшийся с октября 1307 г. по март 1314 г., был событием, которое привлекло к себе внимание не только всей Западной Европы, но и мусульманского Ближнего и Среднего Востока. Современники называли это судилище “страшным”. Явная предвзятость и жестокость судей даже в то суровое время шокировали весь крещенный и обрезанный мир. Обобщая свидетельства хронистов и летописей, О. Добиаш-Рождественская, писала:

“Особенно тяжелое впечатление оставляет публичная казнь Тамплиеров. Предлогом для этой публичной казни выставляют различные преступления и провинности ордена, ересь и магию. Но в тоне ораторов, которые витийствовали в подставных судах, чувствуется, что они сами не верят тому, что говорят. Орден Тамплиеров, самый, может быть, воинственный и энергичный из орденов Палестины, был упразднен, потому что он не был нужен. Вместе с тем своею силою и богатством он вызывал разнообразные вожделения, между тем и со стороны французского короля Филиппа IV. По его воле издана в 1312 г. папой Климентом V булла, полагавшая конец существованию ордена, и сожжены на костре главные деятели его с гроссмейстером Жаком де Моле во главе”.

В 1302 г. войска Филиппа были наголову разбиты в битве при Куртре во Фландрии. Тамплиеры поддерживать эту авантюру французского короля отказались, чем вызвали его злобное недовольство. Решение об упразднении Тамплиеров было принято в начале 1305 г. на тайной встрече Филиппа с папой Климентом…

“Как утверждают, в одну из ночей перед волной арестов сокровища (тамплиеров) были вывезены из Парижа и доставлены в Порт Ла Рошаль, где погружены на 18 галер, отбывших в неизвестном направлении”.

Рабле, французский автор конца XIV – начала XV вв., описал морской путь в Русские северные порты вокруг Скандинавии. В 1307 г. Юрий Данилович Московский находился в Новгороде и вместе с новгородским архиепископом и всеми людьми встретил заморских калик (странников – пилигримов), прибывших на 18 набойных насадах – мореходный парусно-гребной корабль со сплошной палубой. Калики привезли:

“несметное многое множество золотой казны, жемчуга и камения драгоценные”

– чем поклонились князю Юрью, владыке и всем людям; затем мореходные странники пожаловались встречавшим на “всю неправду князя галлов и папы”. В 1318 г., когда Георгий Данилович судился с Михаилом Тверским в Орде, одним из главных обвинений Тверскому князю было:

“хотел бежать к немцам с казною и казну к папе в Рим отпустил…”

Через 129 лет, когда митрополит Исидор вернулся в Москву после Флорентийского Собора, воссоединившего православие и католицизм, он был низложен Василием Темным. Главным аргументом против Унии было заявление Великого князя, что придется казну в Рим отправить! Когда переговоры об Унии вели с Иваном Грозным, он признал, что принципиальных разногласий между основными конфессиями не существует, но наотрез отказался признавать догмат о непогрешимости папы. Когда легат сказал царю, что тот сам почитает многих Римских пап святыми, то в ответ услыхал, что это действительно так, но “как быть, если папа волк”, а волки иной раз пожирают своих щенят.

Все попытки отыскать следы сокровищ тамплиеров в Западной Европе окончились безуспешно. Первым кладоискателем был ещё палач тамплиеров король Филипп Красивый, расчеты которого сразу же не оправдались: подвалы замков тамплиеров оказались пусты, а вся недвижимость бесследно исчезла.

Географическое положение Москвы, то, что она, как Рим, Иерусалим и Константинополь, расположена на семи холмах, позволяет предположить, что она была избрана строителями Божьего Царства на земле в качестве столицы после того, как попытка построить его в Палестине на месте древнего Израиля провалилась. Так что Западно-Европейская трагедия тамплиеров только ускорила процесс становления Москвы как богохранимого града, Нового Израиля, как сильный катализатор – химическую реакцию. Сведения о пребывании тамплиеров на Руси прямым текстом есть в Ипатьевском Летописном своде. Повествуя о событиях 1245 г., автор рассказывает, что, выступив в поход на Брест, Даниил Галицкий обратился к своим войскам со словами:

“Не годится темпличам рекомым соломоночам отчину нашу держати…”

– пошел на них и “яша (взял) старейшину их Бруно руками”. О том, что тамплиеры околачивались в Золотой Орде уже во времена Батыя, свидетельств больше чем достаточно. Добраться от Западной Руси до Золотой Орды минуя Москву намного сложнее, чем двигаться через Москву напрямую. Значит, в Москве, во всяком случае, в середине XIII в. располагалось комтурство, или госпиталь, тамплиеров. Абульгази, автор Истории Татар, чингизид и хан, рассказывая о событиях Батыевой кампании 1237 – 1238 гг., пишет о взятии Москвы так:

“Московиты и друзья их франки (жители западных стран вообще), сделали окоп и крепко бились из него. Батый простоял сорок дней и ничего не мог сделать, пока не подошел его брат Шейбани с 60 000 войска. Увидев множество наших, московиты и франки бросили окоп и бежали в лес”.

В наших же летописях очень смутно рассказывается о взятии Москвы:

“безбожные Москву пожгоша и воеводу Филиппа Няньку убиша”.

Кто такой этот Филипп и почему ни одной другой “няньки” в летописных текстах нет. Но стоит прочитать средневековый текст

“…и воеводу Филиппа из Нанси убили”

– и всё встает на свои места. Летописный рассказ про семь недель, которые Батыево воинство стоит под Козельском, не выдерживает критики. Козельск стоит на равнине, Москва – на господствующих высотах, за лесами, болотами, реками. Оснований сомневаться в достоверности Абульгази нет, хотя он и противоречит официальной версии.

По преданию, тамплиеры, еще в начале своей карьеры нашли Святой Грааль, хрустальный кубок, в который Иосиф Аримафейский собрал кровь распятого Иисуса Христа. Рыцарь, поэт и тамплиер Вольфрам фон Эшенбах в поэме “Парцифаль”, созданной в конце третьей четверти XII в., сообщает, что тамплиеры хранили Грааль в замке Моссельваш, расположенном на семи горах. На латыни это будет выглядеть – Mosselvas – “мужской лесной”. По свидетельству Нечволодова, в годы правления Василия Дмитриевича, сына Дмитрия Донского, при освящении Архангельского собора в него была пренесена часть Крови Спасителя – якобы из Суздаля, где она хранилась “до поры”. Хорошо известно, что некий Даниил, “игумен Земли Русской”, посетил Иерусалимское Королевство в первые годы его существования. Встречался с королем Балдуином I, Старейшиной горы Ливанской. После неудачного похода крестоносцев в Египет на свои кровные выкупал короля крестоносцев из “поганского плена”. Жил этот землепроходец в русском монастыре святого Саввы, расположенном на территории развалин Соломонова Храма(!).

Понятно, Даниила сопровождала большая свита, но главное в другом. Игумен встретил в Божьем Граде земляков-мирян: новгородцев, киевлян, суздальцев и… всю дружину!!! Новгородцы в средние века считались едва ли не лучшими моряками мира, тамплиеры так же быстро освоили морское дело и уверенно бороздили бескрайние просторы морей. Если новгородская фактория располагалась в Иерусалиме, по соседству с “Templ stown”, то неужели новгородцы не могли разместить коллег, к взаимной выгоде, в Господине Великом Новгороде?

В самый разгар процесса Тамплиеров, в 1307 – 1308 гг., между московскими Даниловичами и Михаилом Тверским, шли крайне напряженные боевые действия. Самая настоящая война. Михаила поддерживал великий литовский князь Гедеминас, на дочери которого тверской суверен был женат. Навалиться всеми силами на москвичей Гедеминас не мог. Немецкие духовно-рыцарские ордена были для него основным фронтом. Об этом из отечественных исследователей сообщает только С. М. Соловьев. В 1308 г. в Авиньон на собор, занимавшийся тамплиерами, прибыла представительная делегация. Возглавлял ее Рижский архиепископ. С ним была внушительная толпа жаждущих святого крещения литовцев, которым орденские рыцари всячески препятствовали просветиться и обратиться. Тевтонцы и ливонцы проходили по одному делу с тамплиерами. Их обвиняли во всем том, в чем обвиняли рыцарей Храма. Никакие доводы Великого Магистра Бруно фон Беффарта не помогали, но накануне объявления обвинительного заключения, к нему прибыли гонцы и доставили неопровержимую улику – Договор между Архиепископом и Гедеминасом об оговоре Орденов и справедливом разделе орденского движимого и недвижимого имущества. Когда магистр положил этот документ пред папой, тому не осталось ничего другого как только развести руками. Вернувшись из Авиньона, магистр нанес сокрушительное поражение Рижскому Архиепископу и объединенными силами двух орденов успешно вторгся в Литву. В результате чего Гедеминас не смог оказать значительной помощи своему зятю в войне с Даниловичами.

Всё то, на что рассчитывал король Франции и папа, – людские ресурсы и материальные средства, бесследно исчезнувшие в центре Западной Европы, – всплыло в глухом северо-восточном краю. Правильно вложенные и массированно примененные, эти сокровища под управлением и при участии тамплиеров, на глазах одного поколения изменили политическую карту Руси, а Москва совершила качественный скачок, одним махом превратившись в столицу церкви и государства!

IV.

Для того, чтобы своими глазами увидеть следы Тамплиеров в Москве, не надо совершать сложных и длительных поисков. Достаточно прогуляться у стен Свято-Даниловского Монастыря Богородицы. На первом ярусе надвратной церкви красуются лепные розетки в форме гербов тамплиеров! Белая квадратная рамка, четыре кольца срезают углы квадрата, в центре восьмилепестковая роза! Главное же сочетание цветов: белый – невинность, красный – кровь. Особо почитаемыми у тамплиеров были цвета: красный, белый, желтый – мудрость, и черный – тайна.

Александр Пересвет, герой сражения на Куликовом поле, был настоятелем Симоновского монастыря. Его боевой товарищ, герой той же битвы, Родион Ослябя, был настоятелем монастыря Свято-Даниловского, украшенного символикой тамплиеров. Оба героя похоронены в приделе Симоновского монастыря церкви Богородицы (на территории завода “Динамо”). Стоит же Симоновский монастырь на другой стороне Москвы-реки. Добраться до него никаких проблем не составляет, чтоб хотя бы посмотреть могильную плиту Пересвета и Осляби, украшенную символикой рыцарей Тампля.

Оба монастыря запирают Москву-реку с южного направления. От Даниловского сохранился весь комплекс. Симоновскому повезло меньше, но то, что осталось от него, – впечатляет! Грозные башни Московского кремля, Большой Герман Таллина, стены и башни Риги, в сравнении с развалинами Симонова, выглядят жидковато. Если символика сохранилась на Даниловском монастыре, красно-белом красавце, даже после запустения и реставрации, то в Симоновском что-то осталось. Это – наружная роспись главного храма монастыря Богородицской церкви – конечно не вся, сохранившиеся фрагменты! Вся наружная окраска, состоит из квадратов, составленных из четырех треугольников: белого + красного + желтого + черного! Остальное как-то: восьмиконечные кресты, розы, квадраты, круги – не доказательство, а только дополнительное подтверждение того, что преследуемые в католической Европе Тамплиеры нашли убежище и новое плодотворное поле деятельности в православной Москве.

ОКОНЧАНИЕ

Тамплиеры и Русь: 1 комментарий

  1. это Вы написали? Все не прочла, запишу ссылку, остановилась на монетах: они существовали в Римской Империи, были даже фальшивомонетчики, расплачивались, как и сейчас, все имело цену.

Обсуждение закрыто.