Как мы начинали бобруйскую «районку» выпускать

Как мы начинали бобруйскую «районку» выпускать

Решение приняли в ЦК, и название там придумали

Годом рождения «Трыбуны працы» стал не 1982-й, когда вышел ее первый номер, а 1981-й, когда ЦК КПБ принял решение, по «просьбе трудящихся», создать свою газету в Бобруйском районе. Ее «отпачковали» от объединенной газеты «Камуніст», сами же и название придумали. Возглавить новое издание поручили заместителю редактора «Камуніста» Сергею Васильевичу Кобле, автоматически был переведен в новую редакцию сельхозотдел в составе Александра Константиновича Казака и автора этих строк, назначив первого заместителем редактора, второго заведующим отделом писем, ответственным секретарем стала журналист с большим стажем пенсионерка Анна Дмитриевна Лозовая.

Конечно же, старались как можно лучше сделать первый номер. Когда из ротационной печатной машины выползли первые экземпляры газеты, восторгов не было. Смотрели, перечитывали, а потом поздравили друг друга и разошлись по домам встречать Новый год.

Спустя несколько месяцев нам выделили в аренду здание на улице К.Либкнехта, нуждающиеся в жилье сотрудники  получили новые квартиры.  Со временем начал пополняться штат. Из Гомеля приехал Михаил Николаевич Босак, который потом многие годы возглавлял сельхозотдел редакции и его по сей день помнят  в Бобруйском районе. Из Кировска много лет ежедневно ездили на работу сотрудник сельхозотдела Николай Денисович Гавриленко и фотокорреспондент Виктор Тимофеевич Шевчук, из Старых Дорог  – корреспондент Леонид Кириллович Шух, из «Витебского рабочего» к нам перебрался талантливый журналист Виктор Дмитриевич Бабинич, а из Чаусской газеты «Искра» пришел заместителем редактора Николай Владимирович Давидович.

Как мы начинали бобруйскую «районку» выпускать
1-й номер газеты.

Непросто было начинать, но в редакции собрались не новички газетного дела, поэтому все ладилось. С первых шагов «районка» начала побеждать в различных областных и республиканских конкурсах, а главное, завоевывать признание у читателей, жителей Бобруйщины. Освещая передовой опыт, рассказывая о лучших людях района, мы нередко печатали критические материалы из хозяйств района.  Конечно, некоторые руководители обижались, жаловались, но газету поддерживали в этом плане райком партии и райисполком, и критика шла на пользу коллективам.

Как мы начинали бобруйскую «районку» выпускать
1-й номер газеты.

Почти каждый день редакционный «УАЗик» колесил по полям и фермам. С прирожденной дотошностью «допрашивал» героев  своих будущих публикаций Михаил Босак, балагур и шутник Виктор Шевчук уговаривал людей для фотосъемки – «губки откройте», Виктор Бабинич писал серьезные аналитические статьи – помнятся его  публикации «Змрок у Ясным Лесе» и «Ці ёсць прасека для святла?». Здорово помогали нам в работе аксакалы журналистики, ветераны войны Григорий Никифорович Прокопчик и Алексей Антонович Горелик, известная поэтесса Светлана Михайловна Басуматрова.

Без селькоров нам было никуда

Одним из слагаемых популярности «Трыбуны працы» было то, что газета делалась с помощью добровольных помощников. У нас был большой актив умудренных жизнью и гражданско-активных сельских корреспондентов. Селькоры сообщали о том, что творится на местах, присылали и приносили заметки о событиях и лучших людях деревни, не боялись критиковать упущения.

С полевой сумкой через плечо, в галифе и сапогах приходил в редакцию Николай Иванович Сазановец из Турков, злободневные заметки писали Аверьян Михайлович Горбачев из деревни Бортники и Сергей Никифорович Грибовский из Михалево, Евгений Никитович Кабик из Стасевки и Виктор Никитович Башан из поселка Редкий Рог, работник райсанэпидемстанции Иван Васильевич Бычков, бывший железнодорожник Сергей Антонович Дудаль  и многие другие.

Как мы начинали бобруйскую «районку» выпускать
Начало 90-ых. Коллектив редакции, внештатные авторы.

Активностью внештатных авторов газеты были отмечены годы так называемой  горбачевской «перестройки». В мою бытность редактором на страницах газеты разгорелась нешуточная дискуссия  на тему: быть коммунистической партии, или не быть, и что она сделала хорошего для народа? От желающих поспорить на эту тему не было отбоя. Необходимость существования партии доказывали директор Бобруйского сельхозтехникума Анатолий Леонидович Карпекин и ветеран армии Алексей Сергеевич Бобков , им противоречили работник Бобруйского театра драмы и комедии  Георгий Иванович Вавуло и поэт Владимир Феликсович Рудинский…  Вообще, интересное было время, все вдруг почувствовали свободу и перестали остерегаться говорить то, что думают и в чем убеждены.  За подобные публикации райком партии уже не приглашал редактора «на ковер», но и одобрений с его стороны не было.

А охранники заподозрили, что в кармане «граната»

Осенью 1990 года первый и последний президент СССР Михаил Горбачев посетил Быхов, где мне пришлось побывать в составе делегации от Бобруйского района.

Ждать его в вестибюле гарнизонного Дома офицеров с прилетевшего самолета пришлось довольно долго. Когда президент в шапке цвета кремлевской елки появился в дверях, он с улыбкой произнес: «О, как вас много!». Горбачев рассказывал о подготовке советско-американского Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1), говорил  о новом мышлении и прочих «консенсусах». Слушать его было утомительно и не интересно. Сидящий впереди меня лысый майор дальней морской авиации смачно храпел, другие переговаривались. Кстати,  именно этот договор СНВ-1 и поставил крест на существовании  авиадивизии в Быхове.

Я брал с собой фотоаппарат «Зенит» и запасной объектив к нему. Пощелкав с кресла в заднем ряду, открутил «телеобъектив», завернул его в газету и сунул в карман куртки. Когда на крыльце Дома офицеров ждали выхода президента, который после выступления угощался чаем, меня с двух сторон плотно зажали два высокорослых мужчины. Покуривая «Приму», я попытался переместиться, но мужики еще плотнее прижали меня. И только подняв голову и посмотрев направо и налево, я увидел, что к их ушам подведены проводки для наушников. Понял, что это президентская охрана. Заметили оттопыренный карман моей куртки с объективом, и решили подстраховаться — а вдруг это «граната».

В августе следующего года произошел «путч», и мы на первой полосе опубликовали сообщение о введении чрезвычайного положения в стране, официально переданное БелТА по радио для всех газет республики. Вскоре в моем кабинете появился работник ЦК КПБ с вопросом «зачем опубликовали?». Пришлось отписываться, что мы-то здесь ни при чем — это было официальное сообщение. Как позже узнал, «пытали» на эту тему и редакторов всех других газет, напечатавших подобное.

Как мы начинали бобруйскую «районку» выпускать

После развала СССР настали трудные времена, в том числе и для районных газет. Не хватало бумаги, и редакторам приходилась взять на себя функции снабженцев. Помню, нанял большую грузовую машину и ездил на склады под Минском, где появилась бумага, прихватив из бобруйской колонии кузов попутный груз — ящики для минской конфетной фабрики «Коммунарка», сделанные «зеками». Не было денег на зарплату сотрудникам — ходил к председателю райисполкома Эдуарду Ивановичу Бекусу с просьбой выделить запланированные в бюджете средства для газеты, и он всегда помогал.

Словом, всякое было. Перейдя на работу в областную газету, никогда не забывал свою «Трыбуну працы», и по сей день благодарен ей за уроки жизни. Сожалею, что нет уже среди нас большинства сотрудников редакции и ее селькоров.

Александр УДОДОВ.

Фото из домашнего архива автора.

В газете заметки были опубликованы по частям: в №№ 93,94 и 96 за 2016 г.