Чему я учу своих детей?

Диана с детьми Викторией и Марком

Качать мышцы и мозг. Ежедневно.
Драться. Словами и кулаками.
Импровизировать.
Быстро бегать и принимать решения.
Ориентироваться на местности.
Стоять на шухере, запоминая каждую деталь.
Разбираться в базовых лекарствах, останавливать кровь, бинтовать, перевязывать раны.
Не бояться.
Помнить, что лучший друг – ты сам себе.
Быть интересным собеседником для самого себя, тогда не сойдешь с ума в одиночной камере, всегда будет с кем поговорить.
Фантазировать.
Мечтать. Тогда не сойдешь с ума в ШИЗО, всегда придумаешь себе игру.
Терпеть боль. Осознавать боль. Заговаривать боль. Лечить боль.
Не сдаваться, даже если больно.
Верить.
Бороться.
Снова верить. Себе.
Быть себе самым главным цензором и судьей.
Анализировать. Подвергать сомнению.
Верить себе больше, чем всем остальным.
Верить себе больше, чем родителям. Даже если родители сильнее и подавляют.
Вслушиваться в слова и смыслы.
Не бояться непонятной речи. Если ты однажды освоил родной язык, значит сможешь выучить любой.
Никогда не забывать, что тело носит бессмертную душу. Тело всегда должно быть в хорошей форме.
Плакать.
Кричать. Орать. Звать на помощь.
Сопротивляться изо всех сил. Бороться и побеждать. Читать далее «Чему я учу своих детей?»

Зловещая долина

Страшная фотография. Сделана около года назад:

Казалось бы, ничего такого в ней нет. Это просто лавка. Обычная. Такая, как везде.

Да, кругом царит ночь, но все же достаточно светло для того, чтобы не бояться темноты. Рядом стоят машины: явный знак человеческого присутствия, мыслей о некой заброшенности места не возникает.

Однако, чем больше вглядываешься — тем острее начинаешь чувствовать дискомфорт от снимка.

Думаю, хотя бы один раз в жизни у каждого случались моменты, когда вроде бы при наблюдении обычного пейзажа, да и просто чего-то бытового, в голове возникало неприятное нарастающее чувство.

В чем же заключается ядро неприязни? Ответ: в неуместности. Складывается ощущение, что этой лавки не должно здесь быть. Она лишняя.

Обычно, когда возводят лавки, их ставят или на траве подле дороги, или у самого ее края, оставляя достаточно свободного пространства для ходьбы. Но тамошняя лента асфальта была узкой. Лавка занимала неуместно много места. Читать далее «Зловещая долина»

Кривые отражения реальности

На самом деле мне не нравится писать о себе. Это так пошло. Ощущение, будто я телескоп превратила в зеркало.

© Epsilon Delta

В мире столько интересных, глобальных тем, а я сосредоточилась не то, что на одном человеке, песчинке, из огромного моря песка, а на составной частичке этой крохи, игнорируя океан, небо и пальмы. Читать далее «Кривые отражения реальности»

Все, что я говорю или делаю — вторичность

Все, что я говорю или делаю — вторичность. Моя жизнь — вторичность от вторичности. В этом нет никакого пессимизма. Это просто то, как все устроено. Кроме того, это распространяется не только на меня, но и на всех тоже.

Когда я представляю в мыслях нечто фантастическое, даже несуществующее по звучанию слово, что-то мне подсказывает: это уже было. Среди более чем миллиона существований ушедших и пришедших, сквозь которых проходило еще больше мыслей, наивно было бы думать, что ты творишь нечто уникальное, даже если оно не имеет смысла. Читать далее «Все, что я говорю или делаю — вторичность»

Дом понимания

Первая в Беларуси комната опроса детей, пострадавших от жестокого обращения или пренебрежения, открыта сегодня в Минске, передает БЕЛТА .

Комната представляет собой небольшое изолированное помещение с глухими стенами нежно-персикового цвета, чтоб ребенок чувствовал себя уютно. Оно оборудовано панорамной камерой и чувствительным микрофоном. Во время опроса в помещении находятся только пострадавший и интервьюер, остальные участники процесса (дознаватели, следователи, адвокаты, судмедэксперты и другие) наблюдают за происходящим в смежной комнате на экране телевизора. При этом они могут задать свой вопрос жертве через психолога (у него есть наушник). Таким образом, ребенок может избежать травмирующего и нежелательного для него общения со множеством чужих людей, полностью доверившись всего одному человеку – психологу.

В планах открыть к 2013 году подобные комнаты во всех областных центрах республики, а к 2015-му – и в большинстве районных центров.

Подобный опыт уже много лет успешно используется в Европе и США, но там большинство комнат для опросов оборудованы на базе медицинских учреждений. А в Польше более 100 подобных комнат созданы на базе полицейских участков.

Мамы алкоголиков со свечками в церквях…

Меня поражала всегда вот эта особенность: мамы алкоголиков со свечками в церквях… То есть, не то, что у них на лбу это написано. Именно, не скрывающие этот порок, а, наоборот, выпячивающие на всеобщее обозрение, когда все кругом знают о ее “семейной проблеме”. Бывает, ненароком слышишь, о чем они спрашивают, держа платочек у губ своих, подойдя к церковной лавке…

Отрадно, что есть в современном русском православии действительно ЗДРАВОМЫСЛЯЩИЕ пастыри. Есть (выпускаются) хорошие книги. Такие как АНОМАЛИИ РОДИТЕЛЬСКОЙ ЛЮБВИ

Конечно, если говорить об аномалиях, то самые страшные аномалии – преступления против детей, насилие над их личностью, которое осеняется “церковной жизнью”. Дети, затюканные, несчастные, живущие в семьях людей, которые, казалось бы должны наоборот преподать своим чадам пример истинной, христианской любви. Дети “верующих”, которые боятся жить в этом мире. Именно важно, что эту сложную тему поднимает сам священник.

По плодам узнаем. Поэтому, конечно, есть некоторые вопросы, когда священник пишет: “Отдельный разговор, — дети, выросшие в семьях верующих родителей. Дети, которых с детства обучили религиозному поведению, так и не познакомив с Господом Иисусом Христом, дарующим каждому человеку жизнь радостную, жизнь полноценную, жизнь с избытком. Дети, которые в переходном возрасте ушли из церкви, дети, для которых встреча с Православием уже никогда не станет чудом или тайной…” Что это за верующие родители и что это за вера? Священник не поясняет и даже не берет эти понятия в кавычки. Но это совсем не так важно. Сама книга дает верные ориентиры.

Несколько фрагментов