Падает тень

У каждого человека есть свои истории, но у историй всегда есть история. 2 сентября я занимался культовым осенним процессом в нашей стране: помогал маме копать картошку. Мы заканчивали, я был рад. Вижу через соседские огороды подходит к нам односельчанин, в десятый раз со мной знакомясь, спросил об урожае, о том, о сем, и ушел. Вежливо распрощались.

Глядя ему вслед, я невольно вспомнил о тяжелой судьбе семьи моей бабушки Ларисы. Был 1936 год. Многие писали доносы в НКВД по любому поводу: сосед на соседа, сын на отца. Эпидемия доносительства не минула и деревню Гриневка (Осиповичский район).

Падает тень
Мария и Василь Кисель. Это фото было привезено Софьей
из ссылки в Казахстан. Одежда на снимке нарисована.

Василь Кисель (мой прадед) был успешным гражданином, работал механиком на аэродроме в Сычково. Передвигался строго на кованной двуколке (на работу, с работы), дома имел маленький станок для изготовления аллюминевых расчесок, которыми приторговывал. Нередко в спину бросали — «Панок». В счастливой семье было две доченьки, ждали третьего ребеночка-братика.

Все рухнуло в один миг, с ударом ногой в дверь среди ночи. Донос. Ссылка в город Балхаш (Казахстан).

Падает тень
Лариса Кисель. 1950 год.

В суматохе дочку Ларису спрятали в сарае. Потом, уже в 1955 году, когда встретились две сестрички Соня и Лора, младшая рассказывала, как тысячи семей из Беларуси везли в вагонах для скота, как выживали в холоде, в землянке, как вечно не хватало воды, как спасались от тифа. О всех подробностях я узнал только в 1996 году, но… как ни странно это прозвучит,на похоронах у дедушки (мужа Лоры).

О дедуле будет грех не рассказать, он выжил в блокаде Ленинграда. За мной рассказ о нем потом.

Пришел на прощание с покойным доносчик 36 года. Софья Васильевна жестко выгнала этого соседа восвояси.

Падает тень
Софья Кисель. 1954 год.

Всю жизнь бабушка считала, что ее бросили, предали. За несколько дней до своей смерти, в бреду рыдая, она просила: «Добры чалавек, адвядзі мяне да маёй мамачкі, яе зваць Марыя».