Я очень жестокий

Некий гражданско-развитый поэт на “Прозе.ру” стал задавать сложные вопросы бытия в обсуждении моего рассказа Вначале был Рай. Сначала я ответил ему вежливо.

Я очень жестокий

И потом ответил. И третий раз ему ответил. А потом написал жалобу администратору с просьбой удалить рецензии этого товарища с моей страницы. Сегодня зашел, смотрю – и точно, ЕГО БОЛЬШЕ НЕТ!
Чисто в рамках эпитафии – стих (имя ущемленного в свободе слова рецезента моего рассказа по моральным соображениям не называю)

Нет, я не рос на кофе, и в детстве
пил парное молоко. Наверно, потому
так сладко и пленяще мне было приобщенье к кофе –
сиречь врагу парного молока.
На молоке парном росли и крепли клетки, косточки мои.
Но вот настало время, когда накопленные телом силы
вопили уж об освобожденьи. Уверен я,
что Муромец Илья сидел на печке сиднем
тридцать лет, поскольку на Руси на Древней
вовсе сей напиток не варили, как, впрочем, и в Европе тож.

Я очень жестокий: 5 комментариев

    1. Да, конечно. Перед тем, как… я посетил его страницу и нашел у него эти замечательные стихи.

    2. Замечательно. Кофе с молоком, тапочки и кошка – а картины пускай лицезреет на репродукциях, включая устные.

    3. Да нет, единственное чего хотел он лицезреть – это ножик в моей спине.
      (там в рассказе есть строчка, что я встаю с постели с ножом в спине). И вот эта мелочь – единственное, что он заметил в моем рассказе, и стал выяснять подробности. Но мне тяжело обсуждать с незнакомыми такие душевно-биологические подробности. Так что пускай смотрит репродукции.

Обсуждение закрыто.