Чекистские диверсионные отряды в годы войны

Соловьев А.К.
Они действовали под разными псевдонимами

Чекистские диверсионные отряды в годы войны

Глава II
ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА НА ТЕРРИТОРИИ БЕЛАРУСИ В ГОДЫ ОККУПАЦИИ

3. ОНИ ДЕЙСТВОВАЛИ ПОД РАЗНЫМИ ПСЕВДОНИМАМИ

Спецслужбы фашистской Германии задолго до начала агрессии против СССР стали проявлять повышенный интерес к территории Беларуси, ее военно-политическому и экономическому положению. В мае 1941 г., накануне войны, в связи с обострением обстановки личный состав подразделений органов госбезопасности республики уже работал в условиях особого положения. В это время белорусским чекистам в результате активных и сложных розыскных мероприятий в Брестской, Белостокской областях, в других местностях были выявлены и разоблачены многие хорошо подготовленные лазутчики спецслужб Германии. У отдельных шпионов и диверсантов, кроме оружия, взрывчатых веществ, изъят и сильнодействующий концентрат сибирской язвы, который предполагалось использовать для возбуждения у нас эпизоотии.

В июне 1941 г., незадолго до начала войны, территориальными органами белорусской контрразведки задержаны целые группы шпионов и диверсантов. Так, на Минском направлении с 18 по 22 июня 1941 г. чекистами захвачено и ликвидировано несколько десятков разведывательно-диверсионных групп фашистской разведки.

С 22 июня 1941 г. в соответствии с директивой НКГБ БССР все территориальные органы госбезопасности официально перешли на режим боевой готовности и приступили к выполнению своих оперативно-служебных и боевых функций в условиях военного времени. Все подразделения контрразведки Беларуси приняли непосредственное участие в мероприятиях, связанных с угрожаемым положением в Беларуси, с реальной возможностью оккупации территории республики. Серьезная роль стала отводиться борьбе с вражескими десантами. Была усилена охрана промышленных предприятий, транспортных средств и объектов связи, обеспечивались безопасность прохождения воинских эшелонов и помощь беженцам, был развернут активный розыск дезертиров, оказывалась помощь службам противовоздушной обороны.

Чекисты приняли участие в работе военных органов по изъятию у населения оружия, радиопередающих устройств, в формировании истребительных батальонов, боролись против распространения панических и ложных слухов, с враждебной деятельностью уголовных элементов, пытавшихся дезорганизовать работу тыла. Чекисты оказали значительную помощь советским и партийным органам прифронтовых областей в переходе к работе в условиях подполья.

В конце июня 1941 г. в тыл врага вышли первые чекистские партизанские отряды особого назначения, сформированные Наркоматом госбезопасности республики, который накануне захвата фашистами Минска был передислоцирован в Могилев. В Могилевском парке в полевых условиях организованы 14 первых партизанских отрядов численностью свыше 1 тыс. человек. Эти крупные по численности отряды формировались из сотрудников НКВД-НКГБ, пограничников и советских патриотов. В их состав вливались оперативные работники органов госбезопасности, временно оказавшиеся в силу различных обстоятельств в тылу врага и выходивших из-за линии фронта. Личный состав отрядов составляли в основном руководящие и оперативные работники Наркомата госбезопасности республики и его территориальных подразделений. Отряды были направлены в различные районы Минской, Витебской и Могилевской областей накануне их оккупации гитлеровцами. В каждый отряд в соответствии с решением партийных органов включались и ответственные сотрудники советского и партийного аппаратов.

Несмотря на отсутствие достаточной подготовки личного состава, слабость вооружения, отряды оказались мобильными и многие достигли районов предстоящей боевой деятельности. Командирами отрядов назначались опытные чекисты республики. Часть их имела постоянную связь с подпольными комитетами партии. В некоторых отрядах оперативные сотрудники составляли большинство. В их числе находились заместители начальников управлений госбезопасности Барановичской и Белостокской областей Н.С. Зайцев и С.В. Юрин, начальник отдела управления по Барановичской области К.А. Рубинов, начальники городских и районных аппаратов. Перед отрядами стояли задачи развертывания разведывательной и боевой деятельности в тылу врага, а также организации контрразведывательной защиты партизанских сил.

Чекистские отряды, организованные 26 июня 1941 г. в Могилеве, за время деятельности в тылу врага в целом выполнили свою роль и нанесли значительный ущерб противнику в живой силе и технике. Однако в силу многих обстоятельств (недостатков в боевой подготовке, материально-техническом обеспечении, неподготовленности к длительной борьбе в условиях оккупации Беларуси и т.д.) они не решили проблемы по созданию стабильной структуры чекистских подразделений, способных вести длительную борьбу с оккупантами.

Одной из причин являлось то обстоятельство, что административно-командная система управления страной “оказалась неспособной гибко реагировать на изменения обстановки, своевременно находить оптимальные решения и выбирать эффективные способы и средства” [Жуков Г.К. Из неопубликованных воспоминаний // Коммунист. – 1988. – № 14. – С. 89.].

Первые серьезные неудачи, объяснявшиеся отсутствием должной мобилизационной подготовки органов госбезопасности в целом и чекистских кадров республики в частности, заставили анализировать результаты боевой работы и вырабатывать наиболее правильные решения. Так, в июле-сентябре 1941 г. признается необходимым использовать в тылу противника немногочисленные спецгруппы и отряды. Они оказались менее уязвимыми. Поэтому к октябрю 1941 г. за линию фронта направляется свыше 40 групп особого назначения численностью от 5 до 20 человек с общим количеством более 1200 участников. Перед созданными чекистскими подразделениями наряду с проведением разведывательной и боевой деятельности, в том числе диверсионной на транспортных коммуникациях, ставилась задача оказания помощи партизанским группам, направляемым партийными органами для создания партизанских отрядов. Улучшения требовала и разведывательная работа, так как в информации о противнике остро нуждались штабы войск и партизанских отрядов.

На основе опыта первых боевых действий принимались меры, специально учитывающие условия, в которых предстояла борьба. Командирам чекистских групп и отрядов органов госбезопасности категорически запрещалось выводить в тыл врага личный состав в военной форме, рекомендовалось включать в свой состав патриотов из местных жителей. Предусматривались и специальные способы маскировки и тщательное инструктирование перед выходом в тыл врага всех участников чекистских подразделений.

Зимой 1941 г., в самый трудный период боевой деятельности для чекистских органов Беларуси, спецгруппы не только сохранили личный состав, но и значительно пополнили свои ряды. Отдельные небольшие группы становились боеспособными отрядами, насчитывавшими в своих рядах десятки участников. Этому способствовали проводимые подпольными партийными комитетами мероприятия, направленные на развертывание партизанской борьбы.

Положительными оказались организационные меры, расширявшие возможности чекистских органов. Так, в июле 1941 г. был решен вопрос о создании специальной школы по подготовке разведчиков и подрывников из числа оперативных работников госбезопасности и сотрудников милиции. Первый выпуск слушателей школы состоялся 24 августа 1941 г., второй был сделан 15 сентября 1941 г. с общим числом окончивших 200 человек. Курсанты обоих выпусков прошли специализацию при НКВД СССР.

Настоящей практической школой приобретения боевого опыта явилось их участие в обороне Москвы зимой 1941 г., где они проявили себя хорошими разведчиками и минерами.

Для активизации боевой работы в тылу врага в Беларуси и организованной подготовки участников чекистских групп в этот же период создаются разведывательные пункты в Гомеле, Жлобине, местечке Довск. Хорошо зарекомендовали себя и созданные специальные группы разведки. Последние комплектовались за счет опытных и квалифицированных сотрудников органов госбезопасности республики. Организацией этих подразделений преследовалась цель повышения качества подбора кадров из советских патриотов, не служивших ранее в органах госбезопасности. Им затем предстояло действовать за линией фронта в глубоком тылу группы вражеских армий “Центр” на территории Беларуси. Работе белорусских чекистов способствовала директива НКВД СССР, во исполнение которой в каждом аппарате контрразведки создавались специальные подразделения; им поручалась организация зафронтовой деятельности. Эта работа повседневно контролировалась руководителями НКВД и начальниками УНКВД областей и краев. Решающее влияние на количество и численный состав отрядов и групп специального назначения имело положение на фронтах Великой Отечественной войны и изменения обстановки непосредственно в тылу врага. Именно эти обстоятельства влияли на выбор мест дислокации, определяли специфику заданий каждому отряду и чекистской группе. Поэтому содержание работы подразделений специального назначения органов госбезопасности следует рассматривать в зависимости от этих основополагающих факторов.

Конец 1941 – начало 1942 г. ознаменовались крупной победой Красной Армии над немецко-фашистскими захватчиками под Москвой. Одержанная победа оказала серьезное политическое и военное влияние на дальнейший ход войны. В Ставке и Генеральном штабе подводились итоги первого этапа военных действий. На советско-германском фронте наступило временное затишье. Для дальнейшего успешного управления войсками в предстоящих боевых операциях Красной Армии требовались разведывательные сведения, в том числе информация о положении в войсках противника, которые дислоцировались на захваченной белорусской земле. Возросла необходимость в активизации диверсионной и иной боевой работы в тылу неприятеля по нанесению Ударов по живой силе и технике врага.

Чекистским органам во вражеском тылу приходилось решать и другие специальные задачи, связанные с разложением войск вермахта и его союзников, осуществлять контрразведывательную защиту растущих и набирающих силу и боевой опыт партизанских отрядов и многие другие.

В связи с тем что к концу 1941 г. по существу перестал выполнять свои функции Наркомат госбезопасности БССР, 20 января 1942 г. по инициативе Центра создается специальная Оперативно-чекистская группа НКВД по БССР, которая стала выполнять функции руководящего органа госбезопасности республики. Она продолжила подготовку и направление в тыл противника новых чекистских подразделений. Непосредственными исполнителями этой работы стали созданные накануне областные оперативно-чекистские группы УНКВД по Витебской, Гомельской, Минской, Могилевской, Полесской областям.

Следует отметить, что именно в 1942 г. в связи со слабостью организационных возможностей чекистских органов республики по инициативе Центра в помощь им в Беларусь со специальными заданиями выходят несколько чекистских отрядов особого назначения, переданных впоследствии в подчинение НКГБ БССР. В их числе через линию фронта перешли ставшие потом известными в чекистской среде спецотряды “Славные” и “Боевой”. В этот период в районы Витебской области направляются отряды “Вторые”, “Третьи” и спецгруппа “Неуловимые”.

Обстановка для боевой деятельности чекистских органов как в целом, так и для развертывания партизанской борьбы в тылу вражеских войск в Беларуси в этот период оказалась сложной и неблагоприятной. Однако чекистские группы и отряды значительно активизировали свою деятельность. Увеличивалось число спецгрупп, которые в это время забрасывались в основном в Витебскую, Могилевскую, Гомельскую и Минскую области.

Так, в мае 1942 г. в Витебской области стали действовать оперативные группы “Сокол”, “Мех” и повторно вышел в тыл врага спецотряд под командованием Я.И. Шпилевского. В июне 1942 г. за линию фронта в Беларусь направлены спецгруппы “Храбрецы” и “Четвертые”. Нахождение базы “Храбрецов” между крупными железнодорожными узлами (Осиповичи, Бобруйск, Жлобин, Калинковичи и Мозырь) предопределило необходимость создания в этом районе центра чекистской разведки республиканских подразделений госбезопасности. Вследствие этих обстоятельств многие небольшие разведывательные группы белорусских чекистов действовали на расстоянии до 175 км от основных баз дислокации, что требовало определенного мужества и отваги.

В июле-сентябре 1942 г. советские войска продолжали вести тяжелые бои под Сталинградом. На этом направлении через территорию Беларуси фашисты осуществляли интенсивные передвижения своих резервов, информация о которых составляла наибольшую ценность для нашего командования. Наряду с этим перед белорусской разведкой ставилась задача обеспечения информацией диверсионной работы и требование Центра в качестве первоочередной важности активизировать диверсионную деятельность на важнейших коммуникациях железнодорожного, водного транспорта и на шоссейных дорогах. С этой целью в июле 1942 г. – марте 1943 г. через линию фронта в Беларусь направлялись новые разведывательные группы чекистских органов республики. Часть из них комплектовалась из лиц, накопивших опыт боевой работы во вражеском тылу.

В это время участники чекистских подразделений не располагали связью с Центром, их материально-техническое обеспечение было недостаточным. Они ощущали постоянный недостаток в боеприпасах и взрывчатых веществах, из-за чего некоторые чекистские отряды и группы вынуждены были действовать с партизанских баз, так как сами они были довольно уязвимы в связи со своей малочисленностью. Партизаны создавали для них условия безопасности, оказывали помощь чекистским группам средствами передвижения, продовольствием. Постоянно использовались также возможности партизанской разведки. Все это одновременно расширяло связь чекистских подразделений с местным населением, способствовало активизации боевой работы.

Однако наряду с положительными сторонами самого широкого взаимодействия чекистских групп и партизан в отдельных случаях возникали и отрицательные моменты: о базировании чекистов в партизанской зоне становилось известно гитлеровцам с помощью провокаторов, которые проникали в ряды партизан. Не всегда деятельность чекистских групп велась только на территории дислокации партизанских отрядов, что создавало необходимость рейдирования по тылам врага и т.д.

После разгрома войск противника в районе Дона и Волги Генеральный штаб Красной Армии начал реализацию плана по прорыву блокады Ленинграда. В связи с действиями Волховского и Ленинградского фронтов внимание подразделений советской разведки, в том числе чекистских групп в Беларуси, было сосредоточено на добывании сведений о передвижении живой силы и техники врага в направлении Ленинграда. В первую очередь вражеские составы в этом направлении следовали по транспортным магистралям Витебской и Минской областей. В связи с этим чекистские подразделения должны были активно действовать на крупных узловых станциях Полоцк, Витебск, Минск, Борисов и на основных шоссейных дорогах, что представляло особую опасность, так как абвер именно здесь искал признаки деятельности групп разведки, – активно использовал свою агентуру.

Эти обстоятельства требовали дополнительного напряжения усилий чекистских органов республики.

Наряду с повсеместной активизацией разведывательной работы спецгрупп, дислоцировавшихся в этих районах, сюда направлялись новые чекистские подразделения. Для их успешной работы предусматривалось широкое использование местных партизанских отрядов. Например, руководителю спецгруппы “Соколы” К.У. Щербакову (псевдоним “Соколов”) выдавался документ, подписанный секретарем Минского подпольного обкома КП(б) Белоруссии, что способствовало быстрому продвижению участников спецгруппы по тылам врага в Минской области. Спецгруппа следовала к району боевых действий с помощью проводников-партизан, которые передавали разведчиков спецгруппы от одной партизанской стоянки к другой. Местом дислокации “Соколам” был определен партизанский отряд Н.Л. Дербана партизанской бригады “Старика”. Спецгруппа “Тарасова” базировалась при партизанской бригаде М.Ф. Бирюлина. В целях разведки чекисты широко использовали партизанских связных.

Спецгруппы органов госбезопасности республики “Соколы” и “Тарасова” были последними, которые вышли в тыл врага в 1942 г. Таким образом, к 23 декабря 1942 г. на временно оккупированной территории республики активно действовало почти 30 групп советской разведки общей численностью свыше 350 участников. К этому времени еще пять групп белорусских чекистов были готовы к переброске в тыл врага в Беларусь.

Положительные результаты в работе чекистским органам давала интенсивная работа со связными, которые выполняли сложные задания разведывательного и диверсионного характера.

К середине 1943 г. обстановка на фронтах войны изменилась в пользу Красной Армии. Предстояло крупное контрнаступление под Курском и Белгородом. Перед чекистскими органами в этот период были поставлены задачи: выяснить и уточнить наличие и расположение сил вермахта, ход их перегруппировок и сосредоточение войск врага, в том числе о переброске резервов противника к линии фронта через территорию Беларуси из Германии, Франции, других государств – сателлитов агрессора. Именно в это время перед органами госбезопасности республики встала наиболее сложная задача по серьезному улучшению работы на всей временно оккупированной территории республики. С этой задачей чекисты Беларуси справились. В этот период в тыл направляются очередные чекистские подразделения “Невского”, “Чулкова”, “Лесные”, “Ничволод”, “Монахова”, “Пленного”, “Яблокова”, “Донского” и др. Инициаторами формирования большинства из названных чекистских групп являлись сотрудники НКВД по Витебской, Гомельской и Минской областям. Ими принимались меры контрразведывательного характера с тем, чтобы в состав спецгрупп не могла проникнуть фашистская агентура. Многие из участников хорошо знали районы предстоящей боевой деятельности, располагали надежными личными связями из местных жителей, которых планировалось использовать в разведывательной работе.

В течение 1943 г. под руководством Оперативно-чекистской группы НКВД СССР по БССР (с мая 1943 г. Наркоматом госбезопасности БССР) было дополнительно направлено в тыл врага более 50 чекистских подразделений со специальными разведывательными заданиями. Таким образом, во вражеском тылу в Беларуси действовало более 400 участников, активно боровшихся с захватчиками.

В число участников групп и отрядов особого назначения отбирались смелые, проверенные и беспредельно преданные делу победы командиры и бойцы. К моменту их направления в тыл многие прошли закалку в боях с оккупантами, участвовали в обороне Москвы. В число бойцов отрядов вошли известные спортсмены страны.

Чекистские подразделения возглавляли, как правило, опытные оперативные работники. Некоторые из них прошли большой боевой путь. Одни сражались с бандами белополяков, другие с басмачами, воевали в рядах интербригад в республиканской Испании. Многие имели опыт партизанской борьбы в тылу фашистских войск. Перед направлением на задание бойцы проходили специальную подготовку. На вооружении у них было автоматическое оружие. Группы снабжались, хотя и не в полной мере, значительным количеством боеприпасов. Выброска в тыл врага отрядов и групп осуществлялась, как правило, путем десантирования или с высадкой на партизанские аэродромы и площадки, в том числе подготовленные другими чекистскими группами. Отдельные отряды выходили в тыл самостоятельно, преодолевая рубежи обороны гитлеровцев и рейдируя по тылам врага. Руководители спецгрупп и отрядов взаимодействовали с партизанами, как правило, имели постоянную связь с ними в местах своего базирования, получая от них всевозможную помощь и поддержку.

К 1943 г. в Беларуси, кроме подразделений органов госбезопасности республики, действовало свыше десяти спецгрупп союзного подчинения, в их числе в тылу неприятеля активно боролись “Неуловимые” (М.С. Прудников), “Дяди Коли” (П.Г. Лопатин), “Соколы” (К.П. Орловский), “Вперед” (П.Г. Малыгин) и др. В течение 20 дней июня 1942 г. в Беларуси находилась спецгруппа “Победители” (руководитель М.Д. Медведев). Они возглавлялись наиболее опытными чекистами СССР, неоднократно выполнявшими сложные задания органов госбезопасности за границей и в условиях вражеского тыла. Многие из командиров формировали свои группы сами и проводили специальную подготовку бойцов.

В 1943 г. Наркомат госбезопасности БССР уже мог организовать тщательную подготовку или переподготовку всем своим подразделениям, уходившим в тыл врага. Направлялись спецгруппы в основном в Могилевскую, Минскую, Гомельскую, Барановичскую, Пинскую и Брестскую области. Именно в это время некоторые чекистские подразделения, действовавшие в восточных районах Беларуси, получили задания передислоцироваться в западные районы республики. В январе-феврале 1943 г. в тыл в третий раз направилась спецгруппа “Невского”, повторно “Яблокова” и “Соколы”, участники которых уже имели опыт и являлись профессионалами в области разведки и диверсионной деятельности. Они значительно расширили свои связи среди населения, приобретая надежных партизанских связных.

В тот период, планируя предстоящие боевые операции под Орлом и Курском, командование Красной Армии смогло выделить чекистским органам дополнительные материальные средства. Все спецгруппы в этот период уже имели надежную связь с Центром. В некоторых случаях за ценными разведывательными сведениями или военнопленными, располагавшими важной разведывательной информацией, в Беларусь посылались из-за линии фронта специальные самолеты.

К этому времени серьезную роль в организации борьбы с оккупантами в зафронтовых условиях сыграли спецгруппы, которые возглавили заместители начальников Управлений НКГБ БССР по ряду областей. Они сами непосредственно могли направлять и контролировать разведывательную и диверсионную работу, вести контрразведку силами подчиненных им чекистских подразделений на “подведомственной” территории. Например, с подобными функциями в мае 1943 г. в Брестскую область была направлена спецгруппа “Возрождение” во главе с А.Н. Дроздовым. В это же время в Барановичскую область на планере прибыл руководитель спецгруппы “За Родину” Д.М. Армянинов, в Гомельскую область вылетела спецгруппа “Родина” (командир М.И. Филимонов). Непосредственно в тылу была создана спецгруппа “Березина”, которую возглавил заместитель начальника Управления НКГБ БССР по Могилевской области И.М. Стельмах. Спецгруппам вменялось в обязанность, кроме основных функций, оказание посильной помощи партизанским отрядам, бригадам и соединениям. Такая централизация в руках профессионалов позволяла активизировать боевую деятельность чекистских сил и средств, а также партизан в Беларуси. Таким образом, к июлю 1943 г. в тылу врага в Беларуси завершилась работа по созданию достаточно разветвленной и боеспособной структуры органов госбезопасности республики, которая оказалась способной решать сложные задачи. К этому времени в тыл врага дополнительно было десантировано, в том числе повторно, несколько спецгрупп НКГБ БССР (“Первые”, “Родные”, “Мстители”), а также две группы НКГБ СССР (“Олимп”, “Артур”).

Боевые операции на фронтах Великой Отечественной войны летом 1943 г. продемонстрировали способность страны собственными силами разгромить агрессора и его союзников.

Информация, которая поступала в Центр от руководителей чекистских подразделений, учитывалась при планировании предстоящих наступательных операций Красной Армии и сыграла значительную роль в их успешном осуществлении.

Наряду с получением разведывательных сведений о резервах врага, его воинских перевозках по территории Беларуси, в том числе танков типа “тигр” и самоходных установок “пантера”, спецгруппы и отряды осуществляли надежную защиту партизанских формирований от проникновения в них вражеской агентуры. Именно с их помощью разоблачен ряд шпионов и террористов абвера, полиции безопасности и СД, других карательных органов. Оперативные работники спецгрупп оказывали значительную помощь партизанам в организации и обеспечении бесперебойной работы разведывательной и контрразведывательной служб, в том числе по очистке их рядов от враждебных лиц или тех, кто примкнул к партизанскому движению случайно.

Во второй половине 1943 г., исходя из результатов предыдущей деятельности, которая оценивалась Центром положительно, на временно оккупированную территорию республики направлено дополнительно более тридцати спецгрупп органов госбезопасности Беларуси (“Истребители”, “Охотники”, “Бывалые”, “Новаторы”, “Решительные”, “Искра”, “Дальние” и др.).

В августе 1943 г. в тылу гитлеровцев на базе спецгруппы “Вторые” формируются группы НКГБ БССР “Кровные”, “Днепр”, “Вперед”. Из состава спецгруппы “Третьи” в сентябре 1943 г. выделяется спецгруппа “Удалые”.

В этот же период с санкции Наркомата госбезопасности республики из вражеского тыла вышли или соединились с наступающими частями Красной Армии несколько спецгрупп, в том числе “Яблокова”, “Вперед”, “Дружные”. Другие оставались действовать в тылу гитлеровцев до освобождения Беларуси от оккупантов.

Повсеместная активизация разведывательной и другой работы участников спецгрупп и отрядов создала общую готовность всех подразделений НКГБ БССР, действовавших в зафронтовых условиях, к выполнению сложных заданий и боевых задач, связанных с планированием и осуществлением наиболее крупной в масштабах Великой Отечественной войны стратегической операции “Багратион” – наступления Красной Армии в Беларуси летом 1944 г.

Именно в это время на территории Беларуси создаются и активно действуют оперативно-чекистские конспиративные центры в Витебской, Минской, Могилевской, Полесской, Вилейской, Барановичской, Пинской, Брестской, Белостокской областях во главе с заместителями начальников соответствующих управлений НКГБ БССР А.П. Максименко, Ф.Ф. Хвесько, М.И. Филимоновым, И.М. Стельмахом, Г.И. Слеповым, К.М. Сосновым, Д.М. Армяниновым, В.П. Лощининым, А.Н. Дроздовым, Д.И. Мануйловым.

На эти центры возлагалось все практическое руководство разведывательно-диверсионной работой групп и отрядов особого назначения органов госбезопасности республики. Они же осуществляли связь на местах между чекистскими подразделениями и командованием партизанских сил на всей оккупированной фашистами Беларуси, активно содействуя в разведывательной, контрразведывательной и диверсионной работе партизан. Эти центры на местах планировали и осуществляли многочисленные совместные боевые операции чекистских подразделений и партизанских отрядов, что сыграло известную мобилизующую роль при концентрации партизанских сил в Беларуси накануне ее полного освобождения от немецко-фашистских захватчиков.

Одновременно для усиления чекистских сил в тылу врага с июля 1943 г. по июль 1944 г. в Беларусь за линию фронта направляются более 60 разведывательных подразделений (около 700 участников). Для активации боевой деятельности на транспортных коммуникациях с целью сковывания возможности противника по переброске резервов к линии фронта создаются непосредственно в тылу десятки диверсионных групп из разведчиков и подрывников, перед которыми ставилась задача препятствовать передислокации вражеских войск.

Наряду с этим для укрепления оперативного состава спецгрупп и отрядов накануне осуществления операции “Багратион” в тыл врага переброшено свыше 120 оперативных работников, имеющих богатый опыт чекистской работы. В указанное время для связи спецгрупп с центром в тылу работало 76 радистов госбезопасности, а при необходимости для связи с “Большой землей” могли быть использованы практически все 130 радиостанций партизан, действовавших к началу наступления частей Красной Армии в Беларуси.

В составе спецгрупп и отрядов в этот период действовало почти 1200 участников, имевших специальную подготовку, что в определенной степени компенсировало прежние недостатки в квалифицированных кадрах и положительно сказалось на результатах борьбы со спецслужбами гитлеровской Германии.

Грандиозное наступление, начатое войсками четырех фронтов в Беларуси 23 июня 1944 г., закончилось к 28 июля полным освобождением республики от немецко-фашистских захватчиков.

“Отличительная черта операции заключалась в том, что вместе с войсками армии, в тесном взаимодействии с нами громили фашистов сотни тысяч отважных белорусских партизан”, – отмечал впоследствии И.X. Баграмян [Баграмян И.X. О боях за освобождение Белоруссии // Советская Белоруссия. – 1969. – 27 июня.].

Эта высокая оценка деятельности партизанских сил Беларуси полностью относится и к боевой деятельности чекистов.

Такую же объективную оценку действенной помощи войскам со стороны партизан и чекистских групп высказали и другие выдающиеся военачальники Маршалы Советского Союза Г.К. Жуков, А.В. Василевский, К.К-Рокоссовский.

В ходе освобождения территории республики от врага многие группы и отряды специального назначения органов безопасности БССР из восточных районов передислоцировались в западные районы Беларуси, а другие соединились с частями наступающих войск Красной Армии.

В результате в июле 1944 г. на оккупированной территории продолжало сражаться с захватчиками более 60 чекистских подразделений, насчитывавших не более 2 тыс. участников. Под руководством командования спецгрупп и отрядов НКГБ БССР на железнодорожных коммуникациях и шоссейных дорогах активно действовало значительное количество небольших по численности специальных диверсионных групп.

К этому времени практически весь личный состав органов госбезопасности республики, действовавший в тылу неприятеля, имел опыт разведывательной и боевой работы. Подразделения белорусской разведки имели устойчивую постоянную связь с Центром. Попытки немецкой контрразведки организовать технические радиопомехи окончились неудачей, чему способствовала и деятельность спецгрупп НКГБ СССР в Беларуси.

В период освобождения территории Беларуси наряду с основными задачами разведывательного, контрразведывательного и иного боевого характера, в том числе оказания активной помощи партизанам, чекистские группы и отряды решали и некоторые новые, характерные для того времени задачи. К ним в первую очередь относились проблемы организации разведывательной работы в оккупированных гитлеровцами районах Литвы, Латвии и Польши, которые в скором времени предстояло освобождать частям Красной Армии, и на территории самой Германии.

Командование чекистских отрядов и групп оказывало всемерную помощь партизанским соединениям в предотвращении уничтожения и угона отступающими частями вермахта гражданского населения, а также предпринимались меры к недопущению уничтожения и вывоза из Беларуси материальных ценностей, сохранению урожая 1944 г., решению других вопросов, стоявших перед командованием партизанских сил в период освобождения территории республики.

Одновременно Наркомат госбезопасности БССР наряду с активизацией боевой работы в тылу врага в этот период стал решать задачу большой важности по восстановлению и организации повседневной работы территориальных органов госбезопасности в освобождаемых от оккупантов районах республики. Например, возникла проблема с комплектованием кадрами, имеющими специальную подготовку, управлений госбезопасности Гомельской и Полесской областей.

На всей освобождаемой территории республики необходимо было выявить и ликвидировать шпионов и диверсантов, оставляемых абвером при отступлении фашистских войск. Предстояла борьба с лжепартизанскими отрядами и различного рода бандами, которые создавались гитлеровцами или инспирировались спецслужбами фашистской Германии, предстояло пленение или уничтожение отдельных подразделений или мелких групп гитлеровцев, оказавшихся в окружении в тылу Красной Армии.

Для многих сотрудников органов госбезопасности республики боевая работа на временно оккупированной территории после освобождения Беларуси не окончилась. Они в составе спецгрупп НКГБ СССР вышли на территорию Польши для продолжения разведки и борьбы с противником в тылу немецких войск.

В невероятно сложных условиях оккупации чекистским органам Беларуси оказывали постоянную помощь тысячи советских патриотов. Несмотря на жестокий террор и насилие оккупантов, ежедневно рискуя жизнью, связные чекистских групп и отрядов особого назначения выполняли свой гражданский долг. Многие из них погибли, защищая Родину. Связные чекистских подразделений добывали необходимую разведывательную информацию, участвовали в выявлении и разоблачении шпионов и террористов, засылаемых в массовом количестве в партизанские отряды и спецгруппы НКГБ БССР. Во многих случаях связные сами, с оружием в руках принимали участие в боевых операциях в составе спецгрупп и отрядов. За мужество и отвагу, проявленные в годы Великой Отечественной войны, сотни связных групп и отрядов специального назначения в числе других партизан, по представлению НКГБ БССР, были награждены боевыми наградами Родины.

В целом чекисты Беларуси, практически мало подготовленные вначале к длительной борьбе с врагом на оккупированной территории, преодолев первые трудности войны, выполнили поставленные перед ними задачи. Осуществляя свои функции по обеспечению государственной безопасности, они проявили массовый героизм. В постоянно менявшейся обстановке военного времени они действовали решительно и нанесли значительный ущерб оккупантам, внесли свой вклад в освобождение Беларуси. Их борьба в условиях глубокого тыла группы фашистских армий “Центр” стоила многих жертв, хотя, как правило, даже во время войны профессиональные разведчики погибают редко или жертвуют собой при исключительных обстоятельствах. В годы Великой Отечественной войны чекисты понесли такие же тяжелые потери, как и весь многострадальный белорусский народ.

В политической, исторической и другой литературе в настоящее время сложилось и получило широкое распространение понятие “всенародная борьба против фашистских оккупантов”, включающее в себя боевые действия партизанских формирований, деятельность подполья и саботаж населением политических, экономических и военных мероприятий врага в Беларуси в годы Великой Отечественной войны. Однако в данное время в это понятие, по нашему мнению по субъективным причинам, никто не включает в качестве составной части и боевую работу участников групп и отрядов органов госбезопасности БССР, внесших серьезный вклад в разгром агрессора. Автор убежден и постарается доказать, что это неправомерно и во всенародную борьбу в тылу врага в Беларуси необходимо включить и деятельность участников спецгрупп и отрядов органов госбезопасности республики.

Алексей Константинович СОЛОВЬЕВ. Они действовали
под разными псевдонимами. Научное издание. Под ред. С.М. Симонова. – Мн.: Навука i тэхніка, 1994. – 200 с.

Читать также: Работа НКВД в РОА, СС и других частях противника

Данная книга целиком выложена здесь.

Чекистские диверсионные отряды в годы войны

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.