Работа НКВД в РОА, СС и других частях противника

Соловьев А.К.
Они действовали под разными псевдонимами

Работа НКВД в РОА, СС и других частях противника

Глава III
СЛУЖЕБНО-ОПЕРАТИВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ РЕСПУБЛИКИ

6. ВОЕННО-ПРОПАГАНДИСТСКАЯ РАБОТА В ТЫЛУ ВРАГА


Сражаясь с оккупантами в тылу вражеских войск в Беларуси, чекистские подразделения постоянно проводили широкую агитационно-массовую работу среди мирного населения и партизан, активно занимались контрпропагандистской деятельностью в войсках вермахта, в воинских подразделениях сателлитов фашистской Германии, в полицейских и других вооруженных формированиях врага, создаваемых им на оккупированной территории республики.

Проводя военно-политическую и пропагандистскую работу среди населения, все участники спецгрупп и отрядов органов госбезопасности Беларуси, в том числе и специально выделяемые для этой работы командиры и бойцы, постоянно участвовали в проводимых в тылу митингах, собраниях. Они провели множество бесед с населением республики. На оккупированной территории постоянно распространялись сводки Советского информбюро, периодические советские издания, получаемые спецгруппами из-за линии фронта газеты, брошюры, журналы, листовки, другие политические материалы, издаваемые местными партийными комитетами, а также те, что готовились непосредственно на базах чекистских подразделений. Военно-пропагандистская работа осуществлялась по указанию Центра. В этой работе чекисты опирались на широкую поддержку населения республики.

Спецификой в осуществлении военно-политической работы в тылу врага, особенно в западных районах Беларуси, являлось широкое использование политических органов партизан, с которыми командование спецгрупп координировало свои мероприятия и использовало возможности партизанских связных и участников групп патриотического подполья.

В политической работе участвовали, как правило, наиболее грамотные в политическом отношении участники спецгрупп, комиссары отрядов специального назначения, имевшие богатый опыт политической работы среди населения.

Как отмечалось, в отдельных спецотрядах и группах для ведения политической работы среди населения назначались специальные люди. В их задачу входило и ведение контрпропаганды среди солдат и офицеров врага. Эта работа рассматривалась всегда как важное поручение. Например, с первых дней нахождения за линией фронта спецотряд “Боевой” поручил военно-политическую работу Щетневу. Он занимался этими вопросами с помощью участников отряда С. Казаченка. Зеленицкой, Мильмана, Л. Савейко, К. Скопа, Шадурского, Костыко, Д. Жука, И. Ракова. За 10 месяцев пребывания в тылу в Дриссенском, Россонском и Освейском районах ими проведено около 150 собраний, на которых присутствовало не менее 10 тыс. человек. В этот же период участниками отряда распространено около 500 сводок Совинформбюро, газет, брошюр. Активно участвовали в пропагандистской работе бойцы спецотряда “Славные”, спецгруппы “Храбрецы”. Всего участниками спецгруппы “Храбрецы” распространено около 5 тыс. сводок Совинформбюро, листовок, газет, брошюр и патриотических изданий, публиковавшихся по линии русской православной церкви. Эту литературу участники спецгруппы получали из-за линии фронта. Она оказывала серьезное влияние на верующих. Руководил этой работой, как и всей контрпропагандой группы, Карл Карлович Линке, патриот-интернационалист, комиссар “Храбрецов”, который сам часто ходил во вражеские гарнизоны для проведения личных бесед среди немецких и чехословацких солдат.

Военно-политическая работа не прекращалась во время рейдов по тылам врага. Так, во время рейда по районам Западной Беларуси участники спецотряда “Славные”, пройдя путь от д. Сухиничи до г. Лиды, провели среди местных жителей 50 собраний и лекций, распространили в селах 2500 рукописных и до 4000 изготовленных типографским способом различных воззваний, сводок Совинформбюро и листовок. Следует напомнить, что каждая из распространяемых листовок могла стоить жизни распространителю.

Нацисты боролись всеми способами с агитационно-пропагандистской работой партизан, подпольщиков и чекистских групп, охотились за каждым агитатором и пропандистом не меньше, чем за любым советским разведчиком.

“Славные” во время рейда привлекали к пропагандистской работе целые группы подпольщиков и отдельных патриотов из местных жителей. Так, участвовал в агитации среди польского населения С. Мигушевский, проживавший на хуторе вблизи Белостока. Он имел приемник, с помощью которого мог слушать и записывать сводки московских радиопередач о положении на фронтах, а затем распространял их. Радиоприемник имел и использовал в этих же целях О. Конторовский, проживавший в Белостоке, другие патриоты. Активно распространял агитационные листовки участник группы подполья 3. Кучинский, проживавший в мест. Осовец Граевского района, Т. Грибаш из д. Косенки под Цезановичами, другие польские патриоты.

Политическая работа, которую проводили участники чекистских подразделений, по своему характеру была самой разнообразной. Например, многие бойцы спецгрупп и отрядов принимали участие в сборе среди жителей оккупированных районов Беларуси средств в фонд обороны страны.

Так, кроме передачи имевшихся в наличии собственных средств, бойцы спецгруппы “Храбрецы” собрали среди населения в районе дислокации в фонд обороны 10 тыс. руб. наличными и до 100 тыс. руб. облигациями государственных займов. Собранные патриотами средства были переправлены на “Большую землю”.

Важную политическую работу проводили чекисты в среде “окруженцев” – бывших военнослужащих Красной Армии, по тем или иным причинам оставшихся на оккупированной территории, осевших на жительство в деревнях и городах, а также среди военнопленных в фашистских лагерях. Основной целью этой работы было стремление приобщить их к вооруженной борьбе с оккупантами, что практически всегда положительно воспринималось среди “окруженцев”. Труднее было организовывать побеги военнопленных из лагерей. Например, только в районе д. Езерище после проведения собрания с окруженцами сотрудникам разведки отряда удалось перевести к себе в “Боевой” 30 человек. Впоследствии все они принимали участие в вооруженной борьбе с оккупантами в составе стрелковых рот отряда.

Первый вывод военнопленных (бывших красноармейцев) из Гусинского лагеря, созданного фашистами в 1941 г., был организован спецотрядом под командованием Я.И. Шпилевого. В результате в местный партизанский отряд перешло 22 человека. Активно по выводу военнопленных из фашистских лагерей работали оперативные работники спецгруппы “Неуловимые”. С их помощью местные партизанские отряды получили пополнение из 132 человек.

В целом же, по подсчетам автора, чекисты Беларуси помогли бежать из фашистских лагерей для военнопленных примерно 2 тыс. красноармейцам и командирам РККА. Все они принимали активное участие в борьбе с оккупантами в рядах белорусских партизан и чекистских подразделений. Часть их переправлялась в советский тыл и смогла возвратиться в ряды Красной Армии.

Участники спецгрупп и отрядов органов госбезопасности республики проводили серьезную работу среди мужчин призывного возраста, способных принимать участие в вооруженной борьбе в рядах партизан. Определенную помощь в этой работе руководителям чекистских подразделений оказало командование партизанских сил в Беларуси. Совместно с партизанами командование спецгрупп занималось созданием “самообороны” – вооруженных групп из местных жителей, которые могли в отдельных случаях противостоять небольшим подразделениям карателей и полиции, а в случае, если силы оккупантов были значительными, могли уводить местных жителей в леса, спасая население от расправы. Группы “самообороны”, получив боевой опыт, в отдельных случаях могли использоваться в боевых операциях партизанами, бороться с лжепартизанскими отрядами, мародерами и бандитами. В этом отношении серьезная работа проведена бойцами снецотряда “Боевой”. Командование этого отряда передало представителю партизан Витебской области Герасимову такое количество бойцов из местных жителей, желавших бороться с оккупантами, которых хватило для укомплектования четырех полнокровных партизанских отрядов, образовавших партизанскую бригаду.

Сложной, опасной, но эффективной была политическая работа чекистов в регулярных войсках вермахта, войсках союзников фашистской Германии и в полицейских гарнизонах. Она проводилась чекистскими подразделениями весь период их нахождения в тылу. Наибольшей активности она достигла в 1943-1944 гг. В ряде случаев контрпропаганда в войсках неприятеля проводилась поэтапно, сериями специальных мероприятий военно-политического характера, и преследовала цель перехода солдат и офицеров врага на сторону партизан или спецгрупп. При этом переходящие военнослужащие обычно приносили с собой оружие, боеприпасы и все, что могло быть использовано в дальнейшей боевой деятельности против оккупантов. Действия чекистов и командования партизанских сил в этом отношении оказывали серьезное идеологическое воздействие на местное население, воодушевляли на борьбу с врагом. В результате увеличивалась территория, контролируемая партизанами, улучшалось их вооружение, повышалось и общее сопротивление местных жителей гитлеровцам. В целом снижалась общая боеспособность врага. Для этой работы обычно использовались связные спецгрупп и отрядов чекистских органов, которые устанавливали первые контакты с военнослужащими неприятеля. Впоследствии с их помощью в гарнизоны врага направлялись патриотические воззвания и листовки на немецком, французском, чешском, венгерском и других языках. Листовки и письма к солдатам неприятеля передавались через надежных лиц или распространялись там участниками чекистских групп лично. Порой распространение этих материалов и вручение личных писем немецким солдатам, офицерам и полицейским было таким же опасным мероприятием, как и минирование железнодорожного полотна.

Первые успешные операции по контрпропаганде в среде вражеских солдат относятся к лету 1942 г. 11 августа 1942 г. спецгруппа “Неуловимые” провела разъяснительную работу в роте батальона “Русской Националистической Народной Армии”, сформированной нацистами из военнопленных. На сторону партизан из этой роты перешло 90 человек, практически весь вооруженный состав этого подразделения. Партизанам было передано 3 миномета, 23 пулемета, автоматы, рация с комплектом питания, недельный запас продовольствия роты, другое имущество.

В 1944 г. спецгруппа “Новаторы” после проведения разъяснительной работы смогла перевести на сторону партизан большую группу солдат и офицеров 65 батальона БКО, дислоцировавшегося в мест. Дворец Барановичской области. Работа по контрпропаганде среди вражеских солдат длилась в течение месяца. 8 апреля 1944 г. на заключительном этапе в ней участвовали бойцы спецгруппы Ковалевич, Кириченок и др. Чтобы избежать репрессий оккупантов среди местных жителей при переходе солдат на сторону партизан, 33 бойца спецгруппы, совершив в пешем порядке многокилометровый марш-бросок, имитировали боевое столкновение в гарнизоне.

Таким же образом командование спецгруппы “Медведева” перевело на сторону партизан более 1 тыс. солдат и офицеров “Русской Освободительной Армии” (РОА) из 27 вражеских гарнизонов, дислоцировавшихся в местах боевой деятельности этой спецгруппы. При этом партизанам было передано 40 пулеметов, минометов и несколько сотен винтовок. Несколько позднее, уже при расформировании партизанских сил, во время освобождения Белорусского Полесья из числа этих лиц в состав 60-й стрелковой дивизии 65-й армии, в ряды Красной Армии передано более 700 человек. Поручившись лично перед командованием дивизии, около 200 из них отобрал в армию руководитель спецгруппы А.3. Духонин.

В мае 1944 г. спецгруппой “За Родину” был организован переход на сторону партизан батальона БКО численностью до 250 человек из мест. Кореличи Барановичской области.

Около 100 солдат и офицеров БКО перешло к партизанам из г.п. Воложин и мест. Городок. Все они были распропагандированы с участием связных спецгруппы.

Некоторые мероприятия по склонению солдат и офицеров подразделений Белорусской Краевой Обороны к переходу на сторону партизан начинались с момента их формирования оккупантами, куда с контрпропагандистскими целями специально засылались связные спецгрупп и отрядов органов госбезопасности. Так, в г.п. Логойск Минской области оккупантам удалось сформировать батальон БКО численностью в 200 человек. В результате проводимых мероприятий в среде солдат, в которых принимали участие чекисты из спецгруппы “Активные”, в ряды партизанской бригады “Смерть фашизму” и “Большевик” перешло 69 человек, 50 из них принесли полученное в БКО оружие и боеприпасы. После этого оставшуюся часть батальона гитлеровцы распустили по домам.

В результате военно-политической работы в среде солдат из украинского батальона, дислоцировавшегося в Минской области, чекисты смогли перевести на сторону партизан 195 человек и 64 автомашины.

Особенностью работы по контрпропаганде в среде вражеских солдат стала сложность приобретения связных, которые бы смогли проводить агитацию в своем подразделении. Наиболее решительно в этом отношении в среде личного состава 1-й словацкой пехотной дивизии стал действовать по просьбе командования спецгруппы “Решительные” Михаил Павлович Павлович, словак, поручик, служивший в дивизии в должности начальника транспорта. В этой работе ему помогали 5 человек из числа офицеров. Всего в операции по разложению среди солдат-словаков действовало 11 связных спецгруппы “Решительные”. В результате их агитации на сторону партизан перешло 56 словацких офицеров и 384 солдата дивизии. 307 солдат и офицеров удалось перевести, распропагандировав их, лично М.П. Павловичу. М.П. Павлович после перехода на сторону чекистской группы продолжал бороться с фашистами как советский разведчик в составе чекистского отряда за пределами Беларуси. М.П. Павлович погиб в 1945 г. в бою с карателями из гестапо в г. Братиславе. За проявленное личное мужество и отвагу в боях с гитлеровцами ему присвоено звание Героя Национального Восстания.

Следует заметить, что положительный опыт военно-политической работы среди мирного населения в тылу врага спецгрупп и отрядов органов госбезопасности чекисты Беларуси распространяли среди партизан, и они активно пользовались этим опытом.

Опасность работы в войсках вермахта по разложению личного состава понимало и немецкое военное командование. Поэтому в отдельных случаях, узнав о проведении пропагандистской работы, оно передислоцировало свои “ненадежные” части в другие места и связь с ними чекистских групп прекращалась. Для завершения акций по разложению часто не хватало времени. Отмечались случаи передислокации подразделений, в которых начиналась работа по разложению и по другим причинам. Ввиду этих и иных обстоятельств военного времени командование чекистских групп и отрядов шло на проведение активных мероприятий, в том числе на “братание” с солдатами вермахта.

Так, в октябре 1943 г. на ст. Парафьяново прибыл чехословацкий охранный батальон. Командование спецотряда “Боевой”, используя информацию о том, что отдельные солдаты-чехи стали посещать близлежащие деревни, задержало несколько человек и провело с ними беседы, разъясняя бесперспективность войны гитлеровской Германии против Советского Союза. Им было предложено перейти на сторону партизан для совместной борьбы с нацизмом. С их согласия для других солдат и офицеров батальона были переданы письма-воззвания. При этом чехам-патриотам предлагалось прийти на встречу с партизанами.

Действительно, 25 октября 1943 г. недалеко от Парафьяново такая встреча состоялась. На ней присутствовало 30 бойцов отряда, а со стороны чехов прибыла целая делегация в составе роты. Выступивший на митинге офицер-чех от имени батальона высказал свои симпатии советским людям. Наши бойцы обменивались с чехами сувенирами, вели беседы и дискуссии. Желаемый результат был достигнут: 4 чешских солдата отказались возвратиться в гарнизон по политическим соображениям. К сожалению, об этом вскоре стало известно командованию вермахта. 29 октября 1943 г. батальон чехов в спешном порядке был погружен в эшелон и в пути следования между Молодечно и Вилейкой разоружен. Таким образом, продлить встречи бойцов спецотряда с чешскими солдатами не представилось возможным. Цель перевода на сторону партизан не была достигнута, но боеспособность этого подразделения чехов оказалась значительно ослаблена.

Пропагандистская и агитационная деятельность чекистских подразделений в тылу вражеских войск в Беларуси являлась одним из эффективных средств противодействия нацистской пропаганде и деморализующе действовала на войска вермахта, а также на личный состав воинских формирований националистического толка, которые создавали оккупанты на территории Беларуси.

Алексей Константинович СОЛОВЬЕВ. Они действовали
под разными псевдонимами. Научное издание. Под ред. С.М. Симонова. – Мн.: Навука i тэхніка, 1994. – 200 с.

ISBN 5-343-01427-5.

Монография написана на основе документальных материалов, в том числе выявленных в последнее время.
В широком аспекте освещается служебно-оперативная и боевая деятельность органов госбезопасности, боровшихся с оккупантами в 1941-1944 гг. на территории Беларуси.
С критических позиций рассматриваются вопросы организации действовавших в тылу врага спецгрупп и отрядов НКГБ БССР, их материального обеспечения, связи, взаимодействия с партизанами и другие стороны борьбы с фашистскими захватчиками на белорусской земле.
Рассчитана на научных работников, преподавателей, аспирантов, студентов исторических факультетов и всех, кто интересуется историей Беларуси.

Читать также: Чекистские диверсионные отряды в годы войны

Данная книга целиком выложена здесь.

Работа НКВД в РОА, СС и других частях противника: 4 комментария

  1. Нда… Насчет “обмена сувенирами” звучит особенно трогательно.

    1. сувэнiры магчыма зьявiлiся пры “сборе среди жителей оккупированных районов Беларуси средств в фонд обороны страны.”
      i пад акупацыяй не схавацца ад “продразвёрстки”…

    1. “Следует напомнить, что каждая из распространяемых листовок могла стоить жизни распространителю”.
      (из текста)

Обсуждение закрыто.