Окно

Посвящается byci

Окно

Прохлада июньского вечера соскользнула с верхушки тополя во дворе, пожаловала в открытое настежь окно [на втором этаже], заглянула под тяжелую штору, потрогала пыль у стены и не спеша [по ковровой дорожке] направилась к порогу. Она ощутила эти неслышные шаги хотя и не чувствовала движение свежего воздуха с улицы в своей комнате — лицо ее полыхало жаром.

— Ты уходишь… — хрипло произнесла она.

— Нет.

Луна сидела на подоконнике, скрестив ноги по-турецки, прижимаясь спиной к косяку оконной рамы. Ответ прозвучал тихо и торжественно, взгляд был холодным и серьезным. Только она знала: стоит сомкнуть ей веки, и тонкая кожа сразу ощутит свет улыбки.

— У меня болят глаза, когда ты улыбаешься и смотришь на меня во сне, — сказала она.

— Я люблю твой голос. Когда ты говоришь, а глаза твои закрыты, твой голос становится важным, имеющим значение, и даже дыхание твое сообщает мне последнюю истину. Поэтому я улыбаюсь.

— Я тоже улыбаюсь. От твоих слов. Ты видишь.

— Да.

Она закрыла глаза.

— Скажи мне, почему мир не таков, каким кажется?

— Какой мир?

— Мой мир.

— Видимо, твой мир ошибка. В твоем мире параллели сходятся и начинают пожирать друг друга; развилины дорог исчезают в черных туннелях, а потом выныривают на свет на другом конце земли, там, где их не ждали. Окружности и спирали уродуют лица людей.

— Так значит, есть другой мир?

— Возможно. Это зависит от того, как сильно ты хочешь в него попасть.

— И как же там с параллелями?

— Никак. Туда не проникает ни солнце, ни ветер, ни дождь, ни пыль. Там нет теней. Там нет дорог.

— Скучно, наверное, жить в таком мире. Но что поделаешь. И кто же там живет?

— Там живут люди, лица которых ассиметричны.

— Ты меня пугаешь. У всех людей лица ассиметричны. А разве здесь не живут люди? А как же я? Мое лицо ассиметрично?

— Ассиметрично. Но здесь люди не живут.

— А что же они здесь делают?

— Сопротивляются жизни.

— Это верно. Но ведь люди не виноваты в том. Их заставили. Сам знаешь: солнце, ветер, дождь, пыль…

— Спи, зайка.

…Пришел август. Каждый вечер двор был полон играющих детей — девчонок, натянувших резинку между стволом старого тополя и столбом грязно-оранжевого цвета; мальчишек, гоняющих резиновый мяч на площадке для сушки белья. Бабушки оживленно беседовали на скамье.

— А вы не слышали прошлой ночью, что за крики были? Так, словно резали кого-то? Не иначе, снова в квартире Умирающей.

— А как же, слышала. До утра скандалили. А утром приехала «Скорая». Я из окна видела, как ее на носилках вынесли.

— Сама виновата.

— Ну что такое говорите вы — «сама виновата»! Разве ее вина, что жить не может? Не получается у нее жить.

…В сентябре злополучную квартиру опечатали. И сразу стали происходить странные вещи. Вначале соседка с третьего этажа, возвращаясь с воскресной службы в храме, случайно увидела, что окно в квартире распахнуто настежь. Вечером она, выйдя посидеть на скамье, поделилась наблюдением с подругами. Взглянув все вместе снова на окно, они обнаружили его запертым.

Через два дня, ночью из означенной квартиры раздался душераздирающий вопль. Его отчетливо слышала соседка снизу. На следующий день она поделилась пугающей новостью во дворе, но оказалось, что крика в доме кроме нее никто не слышал. Поэтому, снова решили, что странное явление померещилось.

…Она шла по пустыне. В мире, где она оказалась, не было света. Луна об этом забыла сказать ей. Она не знала, что мириады святилищ построил лунный свет. Но это был свет Солнца.

Скорпионы и змеи согревали ее тело. А кости ребер превращались в кинжалы, чтобы в последний час вспороть изнутри ненавистную душевную плоть.

Сколько она молила всех [нас] выйти скорее ей на встречу, и вот потеряла все надежды, последнюю веру потеряла в спасительную руку.

…Шатаясь, из последних сил она сделала еще один шаг вперед. И лица ее коснулась прохладная ткань.

Поток голубого воздуха всколыхнул старую штору. Кристаллы врезались в нити. Вселенная закружилась в танце.

«Посмотрите!» — ахнули ангелы.

ВИДЕЛ ВЕСЬ МИР

КАК ОН ПРОТЯНУЛ ЕЙ РУКУ

Окно: 2 комментария

Обсуждение закрыто.