Попасть в будущее

Вглядываясь в мерцающий экран монитора компьютера — не смотрим ли мы в зеркало? Ведь там отражается ничто иное — наша сущность. О человеке у компьютера можно сказать, что он одновременно здесь и не здесь. В этой и другой реальности. Пальцы левой руки перебирают клавиши, под правой ладонью — чувствительная мышь. Каждое движение мыши имеет иное значение, отображаясь в Зеркале. Вот курсор останавливается над словом, и оно зажигается иным смыслом… это Зазеркалье.

Попасть в будущее
Еще до изобретения компьютера, но уже после смерти Чарлза Лютвиджа Доджсона, в крещении своем получившем имя Каролиса Людовикуса, а в ином, “зеркальном” прочтении — Льюиса Кэрролла… Так вот, уже после его ухода в мир иной Зазеркалье было доказано.

Существование мира, где все движется наоборот, где атомное строение веществ зеркально повторяет формулы земной материи, было доказано сначала другими математиками, а потом опытно подкреплено физиками, биологами и химиками. Была доказана антиматерия.

Оказалось, что Кэрролл был прав, когда советовал со страницы книги своей милой исследовательнице иных миров Алисе не пить зазеркальное молоко. Доказано, что от соприкосновения даже с одной каплей антимолока земная девочка сразу бы взорвалась. Взрыв был бы не меньшей силы, чем взрыв первой атомной бомбы, этого Буджима, который сначала притворялся мирным Снарком.

Алиса бы превратилась в пыль.

Бойтесь людей, которые с пренебрежением произносят слово «пыль». Эти неграмотные особы не видят дальше собственного носа, более того — боятся взглянуть на собственное отражение в зеркале. Пыль — материя антиматерии. Все существующие ныне формы, которые мы видим и которым можем придать значение здесь, на земле, могут существовать и в Зазеркалье. При одном лишь маленьком преобразовании — превратившись в пыль.

Конечно, нам эти изменения кажутся важными, но на самом деле между кирпичом и пылью кирпича нет великой разницы. Ни одна пылинка в антимире не исчезает бесследно и содержит в себе достаточно информации для того, чтобы помнить всю свою предыдущую жизнь, цепочку своих преобразований.

Льюис Кэрролл сам изложил смысл этого парадокса – в загадочном сказании «Охота на Снарка». Эти стихи известны не так хорошо, как приключения Алисы. Там много странного.

«О битве со Снарком мечтать я люблю
И в грезах ловлю его где-то,
Из сала пудовые свечи топлю
И жарю с горошком котлеты.

Но если нам встретится страшный Буджим
Весною, зимою иль летом,
Я сразу исчезну, растаю как дым.
Как тяжко мне думать об этом!»

На вопрос, кто такие Буджим и Снарк существует лишь один правильный ответ: Буджим – это Снарк, а Снарк – это Буджим… «Когда ты прочтешь «Снарка», — писал Кэрролл одной из своих маленьких приятельниц, — то, надеюсь, напишешь мне, как он тебе понравился и
все ли было понятно. Некоторые дети в нем так и не разобрались». Кэрролл — юморист. Возьмем смелость утверждать, что не разобрались в «Снарке» и некоторые взрослые, впрочем, это не важно.

Стихи о Снарке передают настроение, хорошо известное в современном компьютерном мире. «Я возьму ваши желания и превращу их в пыль» — шепчет некоторым ламерам Зазеркалье. Многие боятся, например, что вместе с ником — своим вторым «компьютерным» Я, в «виртуальной реальности» может исчезнуть их душа, и уже никогда не увидит света, станет частью ночи, частью иной реальности.

Оставим исследование человеческих страхов психологам и психиатрам. Обратим внимание на другое. Если Зазеркалье, именуемое ныне виртуальной реальностью существует, то естественно, что оно не безжизненно. Там нет того, к чему привыкли мы здесь. Но там тоже идет эволюция, разгораются страсти, быть может, существует любовь.

Современными учеными доказано, что Алиса, оказавшись в Зазеркалье, а точнее, соприкоснувшись с антиматерией, сразу бы умерла, точнее, взорвалась. Так это представляется нам сегодня. Ученые делают немаловажное дополнение: сохранилась бы каждая частичка Алисы, каждая сотая миллирдная часть волоска девочки, превращенная в пыль, стала бы частью антиматерии.

Звучит жестоко (опять-таки, только для нас), но видимо, ученый математик, богослов, знал нечто обнадеживающее, если послал на верную смерть девочку, ребенка, к которому испытывал нежнейшие чувства.

Сказочники древности боялись иной реальности. Смысл сказок был в том, как вернуть попавшего туда героя, спасти. А вот Льюис Кэрролл не боялся за любимую свою ученицу. Алиса была первой, кто интересно и весело, а главное, с пользой для души провела в Зазеркалье время. Ее никто не спасал, никто не отправился вслед за ней, но она сама спасала, приходила на помощь жителям обратной реальности.

И теперь только один вопрос по-настоящему волнует меня. Действительно ли это была Алиса?

Обращает внимание на себя один факт, на который указывают все современники, знавшие математика Доджсона, а также исследователи творчества писателя Льюиса Кэрролла. Я преднамеренно хочу теперь разграничить эти два имени. Еще при жизни Чарлза Доджсона книги об Алисе — «Алиса в подземелье» и «Алиса в Зазеркалье» приобрели мировую известность, однако математик смущал многих своей невозмутимостью, когда говорил, что понятия не имеет, о каком Льюисе Кэрролле его спрашивают. Что это было? Позерство? Игра не по правилам? Ведь практически сразу был раскрыт секрет его псевдонима.

Чарлз Лютвидж Доджсон известен как серьезный автор, но и Льюис Кэрролл, обожающий настоящие, умные загадки, не похож на человека, испытывающего радость от дешевых розыгрышей.

Если мы возьмем за основу гипотезу (пока только гипотезу), что Льюис Кэрролл был зазеркальным двойником, похожим как две капли воды на математика Доджсона, но другим, вторым человеком, собравшим себя вновь из пыли антиматерии, тогда все встает на свои места.

Что, если мистер Додо ушел далее, чем мы думаем? Играет он теперь с девочкой в квадрате Е4, или они решают самые сложные математические головоломки, или пьют зеленый чай, расположившись на вечно зеленой траве… А свой земной путь после путешествия в Зазеркалье завершили лишь бледные копии настоящих Кэрролла и Алисы.

ПОСТСКРИПТУМ

Подождем новых открытий в научном мире. Исследования свойств антиматерии, гравитационных полей, клонирования… продолжаются.

© Copyright: Алесь Красавин