Потому, что трудно лгать

Станислав Белковский.
Нечто о Баале – влажные обьятия Раши.
Красиво, четко написано, тоном, не вызывающим сомнений, только вот все же в чем здесь подстава? Когда были “варяги”, русские были не там, где в современной РАШЕ, видимо, искренне думают… Когда Франчишек Скарына издавал в Праге первую РУССКУЮ БИБЛИЮ для просвещения РУСИ, когда Князь Великого княжества Литовского был “русским” по титулу, там, где в современной РАШЕ предполагают быть “русским”, которым “всегда по душе были варяги”, жили на самом деле разные племена аборигенов.

Даже Великий Новгород – это чужая история, это не истории современной РАШИ. Другие имеет корни современная РАША, иные корни. Корни в ней от Золотой Орды. И не только корни. Это ли инородцы? Да. Но не для современной РАШИ.

Читаю: “Русский человек верит труднопонятному чужому больше, чем самому обыкновенному себе”. Я вы выражался проще: “русский” ни во что не верит, и ни во что не ставит жизнь, ни свою, ни чужую. А жить в таком безверии, жить в такой ненависти к себе и своим соседям – трудно.

Вот фильм «Остров» является хорошим примерчиком этой патологической склонности бывших золотоордынцев припысывать себе то, чего не было. Читаю: “Эта картина удостоилась всех возможных в нынешней РФ кинопремий и восторженных отзывов представителей самых разных идеологических лагерей, начиная от условных либералов и кончая условными же мракобесами. Фильм, — что редкость в нынешней России, где конфикт по любому поводу считается хорошим тоном — понравился практически всем”.

Откуда это? Ну, про Скорыну могут не знать в современной РАШЕ, но здесь-то ведь совсем недавняя история! Все же знают, что в послевоенное время в СССР просто не могло быть таких условий, которые утверждает фильм! На весь лагерь СССР осталось три открыто действующих монастыря. Но были гонения. Были истинные православные, в гонениях, в ссылках, в тяжелых условиях несли они свой крест. Только не про них снимают фильмы. А это тоже очень трудно, даже противно: жить в придуманной, картонной, лубочной стране, прилагаться ложным мощам, жить, постоянно накручивая свой мозг, иначе потому что нельзя, иначе бездна.

Потому, что трудно лгать: 6 комментариев

  1. фильм нравится безвременностью, принадлежностью к какому-то надматериальному процессу. “Остров” скорее нарративен, чем историчен. Но я согласна, что отверженние самой идеи историчности и детерминизма в искусстве, претендующем на мифотворчество, есть тенденция к усугублению проблем внутренних, чисто национальных. Что не может не огорчать, но есть в этом во всем и положительная сторона. Чем сильнее народ отвергает самого себя как действующее, влияющее существо, тем быстрее происходит сама его история. Есть в этом и мистическая, иррациональная сторона. Самоустранение как неизбежность, данность свыше способствует быстрейшему разложению тела. Не хочу сейчас впадать в аналогии с Гурджиевым, но есть некая созидающая закономерность в усугублении зла злом. Я не сторонница зла. Я – за свет и победу Добра. Но, КТО знает, какими путями выходят на свет?

    1. «Для русского типа святых в целом характерны спокойствие и умеренность всего духовного склада, просветленность и мягкость, духовная трезвость, далекая от экзальтации и истерии, мужество и кротость одновременно» (Н.С.Арсеньев).

      Сможете ли вы увидеть в этом образе главного героя фильма Мамонова? Где там утверждение смиренности, спокойствия, достоинства и внутренней гармонии человека, выросшего в традициях Православия?

      На счет детерминизма в искусстве – вовсе не это имел я иду. Каждый сосуд может быть наполнен истиной. Пусть будет фэнтези, пусть будет сказка. Но прежде должна быть истина, прежде должно быть желание выразить истину, а не подсунуть многострадальному обывателю очередную коварную фальшивку.

    2. кстати, насчет мятущегося духа, никто не гарантирует спокойствие душе даже после просветления. Не даром святые никогда не могли о себе сказать – да, я праведник. Это скорее даже наоборот- чем более человек в душе своей ощущает противоположность свету, грех отдаления и величину (толщину и грубость) экрана (души), тем он выше может подняться духовно. Как раз в фильме-то и показана внутренняя борьба. А Арсеньев, видать, не знает, что такое духовная работа. И сказки это про покой и смиренность внешнюю. Христос крушил торговцев в Храме, например. Не верьте Вы сказкам. Глубина постижения отталкивается от одной бездны и стремится к другой. Слияние и святость – в работе над постоянным хаосом. Ведь его никто не отменял. Тогда и работать будет не над чем.

    3. Я думаю, что Арсеньев знает, что такое духовная работа. Смиренность, спокойствие, достоинство и внутренняя гармония человека, выросшего в традициях Православия – это не “сказки про покой и смиренность”. Православные есть. Просто их мало)

    4. Арсеньев Николай Сергеевич (1888-1977), русский религиозный писатель, публицист, культуролог.

      Родился 16 мая 1888 года в Стокгольме в семье дипломата. В 1910 г. окончил историко-филологический факультет Московского университета. Продолжил учебу в Германии, получил степень доктора философии в Кёнигсбергском университете.
      С 1914 г. приват-доцент кафедры западноевропейской литературы Московского университета.
      В 1917 г. призывал соотечественников к духовной и гражданской ответственности. С ноября 1917 по февраль 1918 г. находился в Белой Армии.
      В 1918-1920 гг. профессор кафедры сравнительной истории религий Саратовского университета. Дважды подвергался аресту, в 1920 г. эмигрировал.

      Преподавал историю русской культуры и духовной жизни на философском факультете Кёнигсбергского университета (1920-1944) и богословские дисциплины на православном факультете Варшавского университета (1926-1938).
      Одим из членов-учредителей Софии Св. братства, основанного протоиереем С. Булгаковым (Прага, 1923).
      В 1945 г. Арсеньев выехал из Германии в Париж. Преподавал в различных учебных заведениях.
      В 1948 г. переехал в США, куда был приглашен в качестве профессора Свято-Владимирской семинарии в Нью-Йорке, где одновременно с Н. С. Арсеньевым работали Н. О. Лосский, протоиерей Г. Флоровский, Г. П. Федотов.
      Почетный доктор богословия Православного Богословского института прп. Сергия Радонежского в Париже (1960),
      приглашенный профессор в Монреальском университете,
      профессор истории культуры в Русско-Американском институте в Нью-Йорке (1963). В 1971-1977 гг. председатель Русской академической группы в США.
      В качестве почетного гостя присутствовал на II Ватиканском Соборе.
      Скончался 18 декабря 1977 года в Сиклиффе, США.

      А вы пишите, он не знает что такое духовная работа?

    5. Да, это я не знаю о нем.
      Но вот вы сами же и процитировали: “он призывал к духовной ответственности”.

Обсуждение закрыто.