Негромкая страна, или Понять Беларусь

Хочешь рассказать о Беларуси — вооружись словом «неопределённый»: оно потребуется часто. Здесь точке предпочитают запятую и — особенно — многоточие… Предлагаем вашему вниманию выдержки из новой книги российских авторов, социологов и прекрасной семейной пары Сергея Борисова и Юлии Юшковой-Борисовой о нашей стране, которую они, в отличие от большинства россиян, называют правильно: Беларусь.

Негромкая страна, или Понять Беларусь

«Понять Беларусь»

(цитаты из книги)

Беларусь — негромкая страна.

Страна вежливая, опрятная, неторопливая. Эмоции — по большей части внутри. Реакции — сдержанны, не импульсивны.

Народ по преимуществу не мелкий, скорее, рослый. Толстые встречаются редко, больше сухощавых, подтянутых (не худых).

Современная Беларусь способна производить благоприятное впечатление на кого угодно: на приехавшего с востока, с запада, с севера, с юга. Беларусь не поражает воображение, но как-то легко нравится.

В Беларуси нет ничего экзотического, экстравагантного. А вот интересного немало.

Приезжего человека здесь не обидят, не оскорбят, не поставят в неловкое положение, по крайней мере, осознанно того желая.

Но Беларусь при этом — не слабая, не виктимная. В ней чувствуется внутренняя сила, упорство и устойчивость. Она может себя защитить, хотя не все это замечают. По крайней мере, сразу.

Хочешь рассказать о Беларуси — вооружись словом «неопределённый»: оно потребуется часто. Здесь точке предпочитают запятую и — особенно — многоточие. Такова здесь природа. Таков климат. Таков стиль местной жизни, такова манера общения. Такова история этих мест. Такова биография коренного населения и его идентичность. Таково по большей части национальное искусство: и фольклорное и профессиональное. Туман, неясность контуров, неокончательность решений и нерезкость поступков — это по-белорусски. Впрочем, контрапунктом этой размытости очертаний, туманности иногда становится подчёркнутая, до брутальности, графичность: не только в искусстве, но и в общественно-политическом обиходе, в повседневном общении.

Беларусь любит держать паузу, умеет это делать виртуозно. В этом умении — одновременно — главная сила людей этой страны, но, возможно, и главное их уязвимое место. Белорусские паузы иногда утомляют своей затянутостью, но, может быть, дело в недостатке терпения у наблюдателя? Беларусь — страна-стайер, страна «с длинным дыханием».

И ещё. В нашей книге мы будем называть эту страну так, как она сама себя называет — Беларусь. Хотя в книге на русском языке согласно канону надо бы говорить и писать — Белоруссия. Но это особенная книга, она — про «страну Беларусь», то есть, про страну такую, какая она есть на самом деле, а не про такую, какой другим удобно её представлять.

***

Почему мы занялись Беларусью?

Во-первых, потому, что мы — россияне, и, как у всех россиян, у нас к Беларуси — отношение особое, далеко выходящее за рамки профессионального интереса. Беларусь очень важна и ценна для нас: ментально, эмоционально, прагматически, онтологически, символически. Все мы — зеркала друг для друга: смотрясь в другого, лучше видишь и понимаешь себя. Беларусь для России — самое, возможно, ценное зеркало, и в него стоит всматриваться особенно пристально.

Во-вторых, кажется, внешнее восприятие ни одной из постсоветских стран не обременено таким количеством широко принятых, «бродячих» стереотипов и клише, как восприятие Республики Беларусь. Между тем, ещё приглядываясь со стороны, то и дело догадываешься, что в действительности не так всё просто с этой страной. Хочется пойти и посмотреть самому, заглянуть под внешнюю оболочку, разобраться, насколько расхожие стереотипы соответствуют реалиям.

…Не будем оспаривать очевидное. Не только у российского обывателя, но и у многих представителей отечественного политического класса и даже экспертного сообщества представления о Республике Беларусь априори складываются на основе примерно следующих посылок:

1) «Беларусь, в отличие от ряда других союзных республик, не добивалась в 1991 году выхода из состава СССР и независимости. На путь становления и развития суверенной государственности она встала вынужденно: её, можно сказать, вытолкнули на него. И этим вынужденным выбором население Белоруссии до сих пор тяготится: если бы оно было поставлено ныне или ранее перед прямым выбором, то предпочло бы жить в едином государстве с Россией, а не строить своё собственное»;

2) «Беларусь — наиболее консервативный („советизированный“) фрагмент постсоветского мира. Там сохранено больше, чем, где бы то ни было ещё, элементов наследия советской субцивилизации: в экономических и социальных практиках, в политике, идеологии и культуре»;

3) «Белорусы — не вполне отдельная от русских нация. Это, скорее, региональная, а не этническая общность. Белорусский язык не самостоятелен, он — местный диалект русского языка. Тем более что он по факту не является основным языком общения в стране и не выдерживает конкуренцию с русским языком ни в общественно-политическом обиходе, ни в сфере деловых отношений. Даже Президент Республики Беларусь А. Лукашенко публично белорусским языком не пользуется. Слабость позиций национального языка подтверждает неочевидность существования белорусской нации как исторической реальности. В этом свете белорусский национализм, встречающийся, прежде всего, среди местной интеллигенции, есть либо недоразумение, либо следствие вражеских происков»;

4) «Белоруссия — младшая сестра России. Население Белоруссии Россию любит, уважает, признаёт старшим членом семьи, и, в отличие от некоторых других новообразованных государств, никаких исторических претензий к России не имеет».

Сейчас, после годового погружения в материал — в белорусскую действительность — мы можем утверждать, что назвать подобные представления ложными на сто процентов нельзя. Они не лишены оснований, в них, безусловно, есть какая-то доля правоты. Но и принимать их за чистую монету, тем более, строить на них далеко идущие выводы, точно не стоит. Сам по себе более чем четверть вековой опыт существования суверенной белорусской государственности заставляет усомниться в их достаточной глубине, полноте и точности. Непредвзятый взгляд на Беларусь сразу скажет: не так всё просто с этим случаем. Один только стаж белорусской независимости требует перестать смотреть на РБ как на нечто исторически случайное, промежуточное, временное, от чего-то к чему-то переходное. Продуктивней и перспективней исходить из того, что в лице современной Беларуси мы имеем дело с оригинальным историческим феноменом. Беларусь уже состоялась как суверенное государство: со своей особой исторической сценарностью, с самобытным общественным укладом, со сложившейся властно-политической моделью. Нужно уважать этот факт, и тогда появиться шанс по-настоящему «понять Беларусь».

***

За год работы по проекту мы провели непосредственно в Беларуси 54 дня, побывали в Минске, Витебске, Полоцке, Ракове, Бресте, Гродно, Мире, Несвиже. При любой возможности посещали научные форумы, знаковые исторические объекты, музеи, выставки, спектакли, концерты, храмы и костёлы, книжные магазины и художественные салоны. Перечитали или прочли заново культовые произведения белорусской литературы: Короткевича, Коласа, Мележа, Богушевича, Купалы, Богдановича, Бородулина, Орлова. Отсмотрели многие документальные телефильмы продакшн-студии Владимира Бокуна из цикла «Обратный отсчёт». И общались, общались, общались…

…На наше восприятие страны и на содержание этой книги повлиял настоящий водопад позитивных человеческих впечатлений от общения с яркими, содержательными людьми, подарившими нам не только своё время, но и свои мысли, эмоции, свои сомнения и надежды, свой юмор, свою веру, наконец.

Понятно, что всегда легче писать об отличиях явных, выпуклых, бросающихся в глаза. Отличия россиян от нигерийцев, перуанцев или филиппинцев, конечно, заметить куда проще, чем их отличия от белорусов. В последнем случае — это отличия тонкие, нюансированные, не лежащие на поверхности и не превращающиеся для тебя в проблему при соприкосновении с ними. Тем важнее эта работа, тем ценнее её результаты.

Вообще, Беларусь как объект исследования заслуживает самого серьёзного к себе подхода. Изучая эту страну, надо изначально избавиться от снисходительно-благодушного отношения к ней как к объекту простому, тривиальному, понимаемому быстро и без особых усилий.

Кроме того, поработав в Беларуси, мы пришли к твёрдому выводу, что при описании и анализе страновой индивидуальности не стоит стремиться во что бы то ни стало придерживаться исключительно академического стиля и лексикона. Такая многоуровневая, разнородная и многоцветная реальность как жизнь целой страны не только позволяет, но иногда и требует совмещать строгий научный нарратив с художественными образами, метафорами, аналогиями. Именно образное мышление подсказало нам матрицу, в которую мы и уложили в конце концов материал, полученный в ходе «белорусского погружения».

Мы изначально поставили перед собой амбициозную задачу не просто выделить, описать и осмыслить видимые черты «страны Беларусь», но добраться до её предельных оснований, до чего-то «условно вечного», что определяет не просто жизнь, а самоё судьбу народа. Разглядеть и вычленить то неуничтожимое, связующее эпохи и поколения вещество жизни, угадать его ингредиенты и определить уникальный рецепт, по которому оно было сварено, и сварено именно этим народом.

***

Итак, какова страна, изучением которой мы занялись? Начнём с самого простого и очевидного. Описательные параметры Республики Беларусь производят впечатление, прежде всего, своей неисключительностью и своеобразной «равнобокостью»: все они тяготеют к среднеевропейским стандартам.

Со своими 9,5 миллионами населения Беларусь 17-я в списке 44 стран Европы, ранжированном по численности. По размеру площади страна — 14-я в Европе. При средней европейской плотности населения 31,9 кв. км на одного жителя показатель РБ — 46,1 кв. км. Плюс к этому Беларусь имеет на редкость сбалансированную модель расселения. Население распространено по территории Республики Беларусь довольно равномерно, особенно в сравнении с Россией.

Беларусь — территория, удивительно правильная геометрически. Столица Минск расположена в центре, остальные пять областей приблизительно равны по площади, областные столицы сопоставимы друг с другом по численности населения и другим системным параметрам. А транспортно-логистическая сеть страны такова, что добраться из столицы в любой населённый пункт автомобильным или железнодорожным транспортом можно за 3—4 часа.

Страна хорошо отцентрована, в том смысле, что столица репрезентативна и в геопространственном, и в коммуникационно-логистическом, и в социокультурном отношениях. Столица Минск — двухмиллионный мегаполис — доминирует, лидирует в политическом, экономическом и культурном пространстве, но не подавляет провинции, по крайней мере, в той степени, чтобы возникли свойственные некоторым странам гиперцентрализаторские диспропорции странового развития, не нивелирует чрезмерно их своеобразия.

Шесть административных регионов (областей), на которые поделена Беларусь, развиты относительно равноценно, среди них нет заведомых аутсайдеров ни по экономическим, ни по социальным и гуманитарным показателям. На особом счету — только местности, пострадавшие от техногенной катастрофы на Чернобыльской АЭС в 1986-м году.

В Беларуси есть межрегиональные различия, но нет межцивилизационных разломов. Соответственно нет предпосылок к сепаратизму и сецессии.

Республика Беларусь — одна из наиболее урбанизированных стран Европы: 77% её населения проживает в городах.

Ландшафт этой равнинной страны однотипен во всех её частях. В РБ нет труднодоступных или непригодных по природным условиям для жизни людей мест. Даже болотистые местности, которыми известна Беларусь, более-менее населены и обжиты.

Климат не идеален, но хорош для жизни, свободен от экстремальности. Практически вся территория страны пригодна для сельскохозяйственного производства (опять же с поправкой на инфернальные последствия Чернобыля).

Страна расположена в зоне слабой сейсмичности: последнее землетрясение здесь было больше ста лет назад. В Беларуси нет ни одного вулкана: ни действующего, ни потухшего. Нет бесплодных пустынь. Нет «полюсов холода».

Беларусь не слишком одарена ископаемыми ресурсами, но и не обделена ими совсем. Наиболее плодоносны для страны залежи калийной соли — сырья для калийных удобрений, стабильно востребованных на мировом рынке.

РБ граничит с пятью странами: Латвией, Литвой, Польшей, Российской Федерацией и Украиной. Важно, что у Беларуси нет «плохого соседа», хотя, разумеется, какие-то текущие проблемы в отношениях с граничащими государствами могут возникать. При этом ни одно из них не имеет к РБ территориальных претензий, никто не оспаривает её существующие границы.

У Беларуси нет выхода к морю, но в нынешнее время этот фактор не настолько значим, как в былые эпохи.

На территории Беларуси (в Полоцке или близ него) находится географический центр Европы — точка несколько условная и, скорее, символическая, но всё же о чём-то говорящая.

Завершая обзор общих данных, можно сказать, что пространственное строение РБ, соотношение страновых количественных параметров — сбалансированное, близкое к оптимальному для современного государства.

***

Работая с белорусской тематикой, особенно остро чувствуешь необходимость в различении понятий «страна» и «государство».

Не всякое соединение людей и территорий рождает страну: здесь ещё должна поработать история; социум и его жизненное пространство должны «врасти» друг в друга, придать друг другу свои черты. Государство же, как механизм генерирования власти, организации правопорядка и управления, придаёт завершённость процессу странообразования.

Известно, что крупные, многосоставные государства, особенно выраженного имперского типа, по факту состоят из нескольких стран. Образно говоря, империя (или постимперия) — это обычно «страна стран». С другой стороны, известны случаи, когда некая исторически сложившаяся страновая единица оказывается разделённой между двумя или более государствами.

Современные суверенные государства имеют чёткие физические границы, внутри которых действует их юрисдикция. Страны же — это, скорее, ареолы с границами не всегда явными, предположительными. Но и то и другое является объективной реальностью, а особенности их комбинации — одной из основных страновых характеристик.

Что касается современной Республики Беларусь, то с ней дело, как мы это понимаем, обстоит следующим образом.

Республика Беларусь имеет в своей основе оригинальное сочетание основных странообразующих компонентов: территории, населения и государства.

По крайней мере, оно принципиально отличается от привычного нам российского сочетания. Беларусь, образно говоря — это древняя страна и молодое (не сказать ли — юное?) государство.

Если обратить внимание на население Республики Беларусь, то для большинства этих людей характерна глубокая укоренённость в своём жизненном пространстве.

Известно (по крайней мере, такова общепринятая версия), что современные белорусы — потомки представителей трёх славянских племён: дреговичей, радимичей и кривичей, расселившихся в рамках нынешнего ареала приблизительно с VI века н. э. Частично смешавшись с местными (видимо, немногочисленными) балтскими и финскими племенами, эти люди живут здесь и по сию пору. Такая долгая привязанность населения к территории — не исключение, но точно и не правило для мировой истории народов. Можно сказать, немного упрощая суть дела, что белорусы живут там, где они жили всегда.

Некоторое недопонимание и разногласия на почве темы этногенеза местного населения и его идентификации происходят периодически из-за позднего появления этнонима «белорусы». Мы исходим из того, что даже самое важное слово — это всего лишь слово. Специалисты-этнологи прекрасно знают, что многие современные нации обрели свои нынешние контуры, а часто — и свои нынешние имена — сравнительно недавно: сто, двести, триста лет назад. Так что отсутствие у этноса этнонима с глубокой историей, не менявшегося на протяжении веков, не компрометирует его, уж точно не ставит под сомнение его существование.

Вообще, склонность сомневаться в существовании белорусов как отдельного этноса имеет свою долгую традицию. Дискуссия о том, насколько автономен белорусский этнос, или его следует считать, скажем, подвидом единого русского народа, идёт, то затухая, то возрождаясь, не одно столетие. И ведётся она как за пределами белорусского сообщества, так и внутри него. Наиболее часто внутренним эпицентром и инициатором дискуссии о «белорусскости» становилось течение западнорусизма, истоки которого уходят ещё в XVII-й век.

Мы не считаем для себя возможным вмешиваться в этот принципиальный спор хотя бы по этическим соображениям. Тем более что он далеко не окончен. Но определённо можем сказать о том, что увидели собственными глазами как социологи: белорусы существуют.

Негромкая страна, или Понять Беларусь

Заказать книгу в магазине Ridero


Беларусь на сайте Бобруйск гуру:

Негромкая страна, или Понять Беларусь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.