Под вой сирен у нас рождаются дети

Сергей Дунев.
Сергей Дунев.

Сергей Дунев родился в 1961 году в Бобруйске, проживает в городе Житомир (Украина).

Работал резчиком по дереву, художником-оформителем, журналистом. Редактировал областные газеты «Пульс», «Пульс-НОРМА», «Вечерний Житомир». Печатался в журналах «Дніпро», «Радуга», «Косень», «Российский колокол», в различных альманахах и поэтических антологиях, коллективных сборниках.

Автор книг стихотворений: «Ещё в душе моей светло…», «Первопуток», «Роса на ладони», «Чёрная полоса», «Узелки на память», «Пора поразительной грусти», «Несподіванка», «Нариси з натури», «Ларец», «Днесь», «Отрада», «Поворот», «Лирика» и др. Стихи переводились на украинский, английский, испанский, каталонский, иврит и латынь.

Инициатор житомирской Ассоциации русскоязычных поэтов «Азъ есмь», главный редактор литературно-художественного журнала «Ковчег» и электронного международного поэтического альманаха «Новый КОВЧЕГ», редактор сайта МСП и КЛУ «Свой вариант». Член Международного сообщества писательских союзов, Межрегионального союза писателей и Конгресса литераторов Украины. Лауреат литературных премий: им. М. Матусовского (2008), «Свой вариант» (2014, 2017-2021), им. В. И. Нарбута «Пять хлебов» (2017), им. В. Даля (2021), фестиваля искусств «Звезда Рождества-2018», Международного конкурса «Душевная поэзия» (2018, Париж).

В настоящее время Сергей Васильевич Дунев выживает под обстрелами в Житомире, пишет стихи в бомбоубежище и, по выходе из него, шлет их сюда как дневник сопротивления.

Публикуем несколько стихотворений автора: Читать далее «Под вой сирен у нас рождаются дети»

Зоя Ященко. Ни города, ни улицы, ни дома

Ни города, ни улицы, ни дома…
Так страшно не бывало никогда.
И будто искалеченные жилы
Со всех столбов свисают провода.

Тюльпаны на растоптанных газонах
Склоняют чаши к жаждущим губам
Упавших навзничь. Едко тлеют танки,
Кузнечики стрекочут по дворам.

Похоже, сон. Порой такие снятся,
И ты бежишь по лестницам крутым
Так медленно… И так неотвратимо
Ступеньки заволакивает дым…

– Вы девочку не видели в берете
И куртке красной? Вечером ушла…
Послушайте, она давно не ела,
Я ей пирог с клубникой испекла

И заварила чай из чайной розы,
Собрав в ладони сладкую росу,
Костром заката разогрела кружку,
И девочке своей её несу

По лабиринтам взрытых переулков,
По сломанным асфальтовым хребтам,
По гнутым крыльям сбитых самолетов,
Утопшим трюмам, вспоротым портам,

По тонкому прозрачному канату,
Натянутому кем-то между звёзд,
Туда, где были сильными деревья,
Где довоенный город жил и рос.

Но с каждым днем становится труднее
Дышать под грудой тягостных камней.
Вы девочку не видели в берете?
Такая куртка красная на ней…

А мы бы с ней сидели на скамейке,
Обнявшись, растворившись в синеве,
И слушали, как радостный кузнечик
Поет о чем-то в солнечной траве.

23 мая 2022 года. Читать далее «Зоя Ященко. Ни города, ни улицы, ни дома»

Под толщею немоты

Я смотрю на русский мир и вижу только тьму,
Только разрывы снарядов,
Пробоины пуль, только войну.
Громко в России говорят: «война — эта мир, а мир — это война».
Так безостановочно по Оруэллу это твердя, что можно сойти с ума.
Этот сатанинский танец, ухмылка демона, проданный смех
Огнем горит, надрывается сиренами, выстрелами, гулом ракет.
Но где-то глубоко внутри, тихим светом, под толщею немоты,
Не такой мир как русский мир дает нам,
Но такой какой даешь, Господи, только Ты.

Читать далее «Под толщею немоты»

Диана Балыко. Пока ты чувствуешь острую боль

Несколько стихотворений, которые я читаю сегодня Праге.


Владимир Зеленский
Владимир Зеленский. Фото: Рон Хавив.

Пока ты чувствуешь острую боль, ты — жив.
Но просится кровь наружу из рваных жил,
Когда боль другого пронзает тебя как ток.
И этот другой сразу не одинок.

Пока твой язык ищет поддержки слова,
Болит и ликует от них голова,
Взрывается выдох, пульсирует вдох:
Мир наизнанку не так уж страшен и плох.

Пока ты готов — тревогам своим назло –
Другого обнять, которому повезло,
Ты – человек. И это большая роль.
Даже если окажется: жизнь — боль. Читать далее «Диана Балыко. Пока ты чувствуешь острую боль»

Сердце

Юлия Локтева.
Юлия Локтева.

Сердце — рыба на глубине,
Что-то невысказанное во мне,
Глубже действий и больше слов,
Сердце — основа моих основ.
Кто я и что у Тебя прошу,
Что я сделаю, как решу,
Сколько ударов и сколько строк,
Знает один лишь Бог?
Тихо горит огоньком свечи,
Небо молчит, да и ты смолчи,
Образ, тайна и тихий вздох,
Прорастающий как росток
Через семь поясов земных —
К вышине берегов иных,
До которых еще доплыть,
Значит, биться и значит, жить.
В этой глуби, в своих сетях,
В откровении и в страстях,
К ласке мудрого рыбака,
Чья божественная рука,
Обнимает весь вздох земной,
Что-то делается со мной,
Песня выше моих молитв,
В теплом воздухе зазвучит,
И выскакивая из нот,
В жертву сердце мое берет. Читать далее «Сердце»

Все, что я говорю или делаю — вторичность

Все, что я говорю или делаю — вторичность. Моя жизнь — вторичность от вторичности. В этом нет никакого пессимизма. Это просто то, как все устроено. Кроме того, это распространяется не только на меня, но и на всех тоже.

Когда я представляю в мыслях нечто фантастическое, даже несуществующее по звучанию слово, что-то мне подсказывает: это уже было. Среди более чем миллиона существований ушедших и пришедших, сквозь которых проходило еще больше мыслей, наивно было бы думать, что ты творишь нечто уникальное, даже если оно не имеет смысла. Читать далее «Все, что я говорю или делаю — вторичность»

Пьер д’Авити об армянах, или Книга, которая запрещена в России

Вплоть до XX века в европейских научных источниках армяне упоминались исключительно как религиозные группы. В самом Словаре Академии Российской (первый толковый словарь русского языка в шести томах, которые были изданы с 1789-го по 1794-й годы) и вовсе не было толкования слов «армяне» или «Армения».

Кто же такие «армяне»? Читать далее «Пьер д’Авити об армянах, или Книга, которая запрещена в России»

Ноам Хомский: 10 способов управления массами

Ноам Хомский — один из самых цитируемых ученых современности, общественный деятель, публицист и анархист по политическим воззрениям составил список «10 способов манипулирования» с помощью средств массовой информации. Читать далее «Ноам Хомский: 10 способов управления массами»

Десять негритят станут солдатами

Известнейший роман английской писательницы Агаты Кристи «Десять негритят», впервые выпущенный в 1939 году, станет называться «Их было 10» после многочисленных обращений в социальных сетях. Об этом сообщили издатели популярной французской книжной серии Livre de Poche. Читать далее «Десять негритят станут солдатами»

Солнце — главный враг, или История манкуртов

Читал сегодня, как жители так называемой «ДНР», желающие выехать на подконтрольную украинским властям территорию, жалуются в социальных сетях на адские условия при пересечении блокпостов…

По их словам, очереди большие. «Бобики» часами держат людей на жаре под открытым небом, даже с грудными младенцами на руках. Устраивают допросы, зачем и к кому они едут, берут отпечатки пальцев, пугают коронавирусом в Украине. Читать далее «Солнце — главный враг, или История манкуртов»