Какой у Догвилля конец

«Мы готовим священника, а он становится маршалом Советского Союза».

Митрополит Сергий (Страгородский). Из ответа Иосифу Сталину на встрече, состоявшейся 4 сентября 1943 года.

Вначале их называли бесами. Потом их стало много, и они себя сами назвали «Коммунистическим интернационалом».

Затем произошла метаморфоза, и стали они новой формацией — «Советским народом»;

потом расширились дальше — до «стран социалистического лагеря».

И этот союз распался, но они совершили новое чудо перевоплощения. Так появился «Русский мир», такой неожиданный и замечательный одновременно.

Как вижу это я: по сути, они — одни и те же бесы.

Бесы о которых давно все было сказано еще Достоевским.

Пикантность последнего периода заключается лишь в том, что в первых рядах этого «интернационала» можно заметить священнослужителей РПЦ. Их мало, но им принадлежит медийное пространство, и потому впечатление, что это не церковь отчитывает бесноватых, а уже сама их генерирует.

Какой у Догвилля конец

В одном из опусов на информационно-аналитическом портале «Евразия», который является рупором «русского мира» можно прочесть:

«Фактически, коммунистический эксперимент был попыткой вхождения в Царство Божие «тесными вратами», «узким путем», что одобрил Спаситель, когда сказал: «От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его». (Матфей, 11:12). И то, что Благословение Божие, без которого не могло быть и речи о Великой Победе, не было снято с нашего многострадального Отечества, наглядно свидетельствует, что великая попытка Русского Народа, хотя и облечённая в коммунистическую атеистическую форму «взять Царство Небесное силой» — «восхитила» Высшие Силы.

И Они в годину великих испытаний не бросили своих «заблудших овец» на произвол судьбы, а поступили в полном соответствии с евангельской притчей Спасителя о «заблудшей овце»: «Как вам кажется? Если бы у кого было сто овец, и одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдёт ли искать заблудившуюся? И если случится найти её, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяноста девяти не заблудившихся. Так нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из малых сих». (Матфей. 18:12-14).

Ведь случается, что души заблудшие устремляются в бездну, дабы, испытав всю мерзость Ада, опалить в Геенне Огненной скверну и струпья душевные и чистыми, как вновь родившиеся, вознестись в Царство Света. Именно это и произошло с нами в апокалиптические времена Великой Отечественной войны».

Я извиняюсь за большую цитату. Но здесь тот случай, когда важно по настоящему прочувствовать послевкусие. Как известно, и самые страшные яды могут быть вполне приятны на вкус.

Какой у Догвилля конец

Итак, сегодня перед нами — захватывающий спектакль, в котором торжествует новейшая идеология бесов, превосходящая в своем сатанизме все другие, бывшие до нее. Это уже не тот жестокий трэш под аккомпанемент «Морального кодекса строителя коммунизма», о котором российский коммунист Геннадий Зюганов сказал буквально следующее:

«Когда я положил Моральный кодекс строителей коммунизма рядом с Нагорной проповедью — потому что я в отличие от других изучал Библию, хорошо знаю Коран — так вот я ахнул: оказывается, мы переписали Моральный кодекс строителей коммунизма из Библии».

Нет, теперь в России уже никто не «переписывает» Библию. И Сталин ночью, тайком от «советского народа» уже не пробирается по московским переулкам к больной и святой православной старушке, чтобы взять у нее благословение и спросить, как победить Гитлера. Теперь Путин днем, отложив все срочные дела, не скрываясь от всего «русского мира», едет к своему батюшке спросить совета, как ему спасать Россию, и «молиться за людей на Донбассе».

Каждая хвостатая тварь берет в руки Евангелие.

Черти в черных кожаных куртках украшают свои мотоциклы распятиями Христа в обрамлении «георгиевских лент». А лидер этих байкеров, «друг Путина» (как он сам себя называет) освящает новый храм в «Луганской народной республике»…

Многие в этой стране перестали что-либо понимать, но выстроились в многокилометровые колонны «Бесммертного полка». Стоит лишь раз взглянуть на их лица, чтобы навсегда забыть о непревзойденном стиле Босха. Это те же лица людей, чей мозг был изнасилован химерами. Но персонажи Босха не держали в руках портреты. На картинах Босха не было маленьких детей в кирзовых сапогах и пилотках.

Какой у Догвилля конец

И они действительно верят в свое бессмертие. Но эти отравленные сладким ядом души уже невозможно спасти. Потому, что:

«никто не вливает молодого вина в мехи ветхие».

А ведь неспроста, не случайно эти слова Сына Божиего приведены без изменений сразу в трех Евангелиях: от Матфея, от Марка и от Луки…

«Русский мир» — ни что иное, как вливание молодого вина в мехи ветхие. Это искушение Господа (и разумеется, напрасно). Это смех сатаны каждый раз, когда зомбированные толпы кричат: «Можем повторить».

Как замечательно выразился в свое время Виктор Черномырдин: «Никогда такого не было, и вот опять».

События в России напоминают мне сюжет фильма «Догвилль».

Вы помните это кино? Оно похоже на спектакль. Там девять частей. Главная героиня Грейс хочет спасти жителей Догвилля. Раз за разом она вступает в ту же воду, вливает молодое вино в старые мехи, чтобы снова и снова вкусить боль предательства и поражения. Но истерзанная и растоптанная, Грейс продолжает верить в этих людей. И в каждой части история повторяется в виде фарса.

Смотреть этот фильм тяжело. И, наверное, никто не стал бы смотреть это кино дважды, если бы не знал, какой неожиданный и замечательный все-таки у Догвилля был конец.

СМОТРИТЕ:

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Обсуждение фильма «Догвилль»

BG.


Россия на сайте Бобруйск гуру:

Какой у Догвилля конец

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.