Замок ведьмы

Новая книга бобруйского иследователя белорусской мифологии

Весенние дни порадовали выходом книги профессора Алексея Ненадовца с интригующим названием «Замок ведьмы». Книга вышла — и тут же была распродана, ведь темы, затронутые в ней, рассматривались столь подробно в белорусской литературе впервые. Об этой книге мы решили расспросить самого автора.

— Почему вы выбрали такую тему?
— После того как вышла книга «Праклятыя словам», над которой я работал где-то около года, я почувствовал, что очень устал — плохо себя чувствовал в психологическом плане. После интервью в «Комсомолке» ко мне начали обращаться многие люди с просьбой помочь вылечиться или подсказать хорошего знахаря. Они не поняли, что я не занимаюсь целительской практикой, я просто записывал то, что встречал, что рассказывали. Я смотрел на все эти события со стороны. И тем не менее, пропуская через себя чужое горе, я почувствовал опустошенность. Решил как-то успокоиться, заняться действительно любимым делом — написать книгу, связанную с белорусскими мифологией и демонологией. Например, черт и полешук связаны, они постоянно то враждовали, то шутили, то соперничали, находились в постоянном контакте. Затем, по ходу работы над книгой, мне захотелось показать и Бабу Ягу: кем она была в свое время для наших предков и почему до наших дней дошла в комично-шутливом образе. Оказалось, что в нашей фольклористике ни черт, ни Баба Яга вообще подробно не рассматривались. Материала собралось много, захотелось написать и про ведьму. Но не злобную ворожбитку, а ведьму, которая является в Купальскую ночь, которая пугает людей около купальского костра, которой родители пугали своих детей.

— Какой же представляли ведьму наши предки?
— У ведьмы покладистый характер, но она может быть и жестокой, суровой… Получилась книжка, которая не имеет никакого отношения к средневековому мракобесию, а также к неоворожбитам, неознахарям, которые берутся «лечить» любые болезни. Здесь этого нет, это сказочный, мифологический материал. Он, к сожалению, быстро отмирает… А если уже написано, возможно, кто-то в будущем использует это в своих исследованиях, при дальнейшем раскрытии этих образов. Сейчас украинские и российские исследователи активно обращаются к моей книге. Например, Центр российского фольклора в Москве уже заказал и работает с ней. По отзывам специалистов, книга написана на хорошем уровне, а меня оценка коллег всегда подталкивает к чему-то новому, я получаю наслаждение, когда работаю над интересной мне темой, параллельно появляются и другие интересы.

— Нечистик наших предков — какой он? В чем отличие от современных представлений о черте?
– Во-первых, сразу оговоримся, что образ черта у белорусов отличался от аналогичного у россиян или литовцев. Наш черт намного спокойнее, он влиял негативно, но никогда не доводил человека до смерти. Это самое основное его отличие. Белорусский фольклор, особенно полесский, очень развит. Много всяких частушек, поговорок, шуток… Нечистик — название сравнительно позднее, появившееся после принятия христианства. Все демонологические персонажи были названы нечистыми и демонами. А прежнее название — черт — как было, так и осталось по сей день. И самая популярная тематика, когда женщина сражается с чертом! Как говорится, где мужик не сможет, там жену пошлет. Женщина всегда побеждала черта, и он ее панически боялся. Известны также примеры того, как полешук сражался с ним, как он выяснял отношения, кто разумнее и сильнее. Обычно побеждала хитрость и сила крестьянина.

Образ черта у каждого из нас сидит в голове благодаря лубочным картинкам, фильмам, сказкам. Мы помним этот свиной пятак, кривые ноги, большой хвост и весь волосатый! А когда записываешь непосредственно фольклорный материал, то есть различия, например, «капыты, як гузікі», узенькие такие копытца, с пуговицу величиной, а в некоторых случаях он еще и в шляпе ходит, как какой-то пан или помещик. Полешуки смеялись, что черта редко видели и пана редко, здесь видна самобытность уклада жизни. Еще говорили, что если утром видели бабу, черта или начальника, то в это день не повезет. Черт умел шутить над людьми. Я не могу представить себе христианского беса — это объяснение христианской морали. Черт белорусского фольклора — существо, несомненно, с более богатым характером, и по известным случаям его противостояния с белорусским крестьянином мы можем судить о жизни, быте, ценностях наших предков, их прошлое для нас не безлико. Жил черт, как известно, на болотах. Сегодня мы прогнали его оттуда. И уничтожили «легкие планеты». Черта больше нет. Но поступки чертовские остались.

С этими персонажами я возвращаюсь в детство, к сказкам и былинам, когда родители мне говорили: «Не лезь в речку, потому что там ведьма «напакостила». Так пугали детей из-за опасностей воды.

— Над какими темами вы работаете сегодня?
— Сейчас я работаю с московскими изданиями, в которых планируется выход фольклорных сборников. Работаю над книгой «Скарбы зямлі беларускай» про легендарные пропавшие сокровища Радзивиллов. Кстати, загадка этих сокровищ имеет прямое отношение к Бобруйщине! Эта книга уже написана, осталось ее издать. Сделана и фундаментальная книга по белорусской мифологии, так что ожидайте новинок! Скоро лето, время экспедиций, снова буду собирать материал.
— Спасибо! Успехов вам в творчестве и исследованиях!

Денис СУДНИК, ТЕЛЕГРАФ.

ПО ТЕМЕ: Алесь Красавин. Кастанеда или Ненадовец?