Его наследие останется служить будущим поколениям

3 февраля на 84-м году жизни умер известный белорусский переводчик Василь Сёмуха. Именно он сделал первый перевод полного текста Библии на белорусский язык.

Его наследие останется служить будущим поколениям

Василь Сёмуха родился 18 января 1936 года в городке Ясенец Брестской области. Дебютировал переводом в 1959 году. Перевел с немецкого отдельные произведения Гете, Шиллера, Гейне, Шамиса, Мюллера, Рукерта, Гофмана, Ницше, Брехта, Дюрренматта, Гессе, де Бройна, Томаса Манна, Рильке, Зюскинда и др. С польского переводил Мицкевича, Словацкого, Норвида, Тувима, Сырокомлю. С латышского — Яниса Райниса, Чакса, Белшавицу, Скуиньша, Белса, Вациециса и других авторов. Работал редактором в белорусском государственном издательстве, затем — инженером в секторе технической информации на Минском тракторном заводе, с 1966 по 1967 год преподавал немецкий язык в школе. В 1967-1972 г.г. — литсотрудник газеты «Літаратура і мастацтва», по совместительству преподавал немецкий язык в БГУ. С 1972 года — редактор издательства «Мастацкая літаратура». С 1977 года — член Союза писателей СССР.

Был уволен с должности редактора издательства «Мастацкая літаратура» в середине 90-х, вскоре после прихода к власти Александра Лукашенко. После этого преподавал всемирную литературу в Белорусском гуманитарном лицее имени Коласа.

В 1995 году Василь Сёмуха перевел на белорусский язык «Новый Завет. Псалтырь», в 2002-м — Библию.


Наследие Сёмухи останется служить будущим поколениям

Наследие и достояние одного из самых выдающихся белорусских переводчиков современности Василя Сёмухи останется служить будущим поколениям, даже если люди перестанут читать художественную литературу, сообщил БелаПАН филолог и переводчик Лявон Борщевский.

«Он мог сидеть месяцами, не разгибая спины, над своими очередными переводами, — отметил собеседник. — Это был тот редкий случай, когда переводчик одновременно является чрезвычайно творческой личностью. Много лет он носил в голове идею перевести роман XVII века «Авантюрист Симплицисимус» Ханса фон Гримельсгаузена, но не имел оригинального текста.

Его наследие останется служить будущим поколениям

В 1994 году я поехал в Германию и за большие деньги купил единственный в книжном магазине, куда я заехал, оригинал текста. Где-то за два с половиной месяца Сёмуха на одном дыхании перевел это произведение, почти не вставая-за стола, и фактически это один из самых лучших его переводов. В этом он был похож на Владимира Короткевича, с которым они были близкими друзьями — Короткевич был крестным отцом его дочери. Короткевич, по воспоминаниям людей, также мог ходить месяцами и вынашивать идею, а потом сесть и родить замечательное произведение».

В условиях современной Беларуси, считает филолог, «именно переводчики берут на себя ответственность по обогащению белорусского языка».

Белорусский язык — богатейший, он имеет большое диалектное богатство, так как состоит из множества зафиксированных и незафиксированных в словарях слов, отметил он.

«Если поэт или прозаик начинает их употреблять, его обвиняют в субъективизме, в том, что он «говорит так, как говорили в деревне». Но если переводчик применяет эту лексику в произведениях классиков мировой литературы, заставляет их говорить такой лексикой, он нормализует ее и вводит в норму», — отметил Борщевский, подчеркнув, что Сёмуха именно тем и занимался.

«К сожалению, также недавно умерший Федор Пискунов, который составил наш самый знаменитый словарь — «Большой словарь белорусского языка» на 223 тысячи слов, говорил, что он начал составлять этот словарь, обрабатывая лексику переводов Сёмухи. Он увидел именно богатство лексикона Сёмухи, начал с этого, а потом уже брал Коласа, Купалу и всех других. Это о многом говорит. Поэтому если бы составить словарь переводов одного Сёмухи, это был бы самый богатый словарь, причем словарь, введенный в обиход, так как его переводы читаются, они стали достоянием всего нашего литературного языка», — добавил филолог.


На родине Сёмуха так и не обрел должного признания

Издатель и переводчик Дмитрий Колас отметил, что Сёмуха является «одним из столпов белорусского перевода», который, вероятно, сделал самый большой вклад в это дело «не только сегодня, но и вообще за всю историю белорусского литературного перевода».

Иногда Сёмуха переводил «даже те литературные стили, которых в Беларуси никогда не было». «Например, взять абсолютно невероятный по своему уровню перевод Гримельсгаузена, он, видимо, положился на натуру самого переводчика. Я считаю, что это просто непревзойденный уровень. Он передает стилистику романа самым совершенным способом», — пояснил издатель.

«Большим вкладом, стала, конечно, Библия, перевод которой сделан именно без акцента на какие-то конфессии, но с акцентом на тот текст, который туда заложен, — отметил Колас. — Различные богословы его во многом упрекают, но Сёмуха анализировал все доступные ему переводы, а не просто брал какой-церковнославянский, русский или какой другой вариант. Известно, что переводил не с фелистимлянского, еврейского или греческого, но через анализ он сделал очень приличный перевод, который по сути используется всеми нормальными литературными переводчиками как референтный текст».

Вместе с тем, по словам издателя, на родине Сёмуха «так и не обрел должного признания за свое переводческое дело, но был кавалером высших орденов Латвии и Германии».

«К сожалению, в последние годы из-за здоровья он практически не выходил из дома, потерял зрение, — сообщил Колас. — Из-за своей скромности он последние полгода отказывался даже просто встречаться, говорил, что ему неудобно, чтобы его видели в таком состоянии. Очень жаль, что так и не успели с ним повидаться, так как буквально за последний месяц вышли две книги в его переводах — Визмы Бэлшевицы и Бертольда Брехта».


Логос на сайте Бобруйск гуру:

Его наследие останется служить будущим поколениям

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.